Национальная газета
Национальная газета

Ежемесячное русское обозрение
Газета зарегистрирована в комитете России по печати. Рег. номер А-0671 от 19 мая 1995 г.

Национальная газета выходит
один раз в месяц.
Тираж - 10000 экз.
Цена договорная.
Подписка осуществляется
почтовым переводом
на имя главного редактора.
Стоимость одного номера -
15 р.с пересылкой,
годовая подписка - 180 р.

  Главная страница arrow 2003 arrow 2003 - 1-5 (63-67) arrow К 48-летию Великой Победы
Главная страница
2006
2005
2004
2003
Контакты
Поиск по сайту
Схема сайта
Рекомендуйте нас
Гостевая книга

Полезное

К 48-летию Великой Победы

Версия для печати Отправить на e-mail

Вечный огонь на могилах фашистов

Зачем принимать законы, запрещающие пропаганду нацистской символики, если по всей России воздвигаются мемориалы, обелиски, стелы, увековечивающие память захватчиков?

На территории Воронежской области около ста захоронений мадьяр – солдат из Венгрии, воевавшей на стороне Германии и дислоцировавшей под Воронежем с июля 1942 по январь 1943 года семь пехотных дивизий. В одном только Коротоякском районе, по данным центральных архивов, мадьяры расстреляли 1009 жителей (в том числе 287 детей), подвергли пыткам и истязаниям более 15 тысяч человек (3007 детей), угнали в Германию более 25 тысяч (в том числе 10.752 ребенка). В селе Урыв Острогожского района фашисты полностью вырезали 10 семей.

Теперь там стоит крест в память о мадьярах, убитых при освобождении Урыва. В селе Болдыревка Хохольского района оккупантам поставили еще один крест – на останках советских солдат. В том же районе, в селе Старое Никольское в прошлом году начато возведение нового мемориала захватчикам. Там в годы войны венгры расстреляли семью Асташовых.

А к 9 мая (оцените политкорректность!) приурочено торжественное открытие мемориала убитым фашистским захватчикам в селе Рудкино все того же Хохольского района. Три громадных креста, освещенные мощными прожекторами, будут заметны ночью за 30 километров. Чернозем сюда возили "КамАЗами" из совхоза "Тихий Дон", а стройматериалы – из Воронежа. Там зажгут Вечный огонь – газопровод, по словам жителей Гремячьего, уже подвели.

На братскую могилу в Гремячьем, где лежат 1500 советских солдат, газ возят один раз в год – в баллоне, чтобы зажечь огонь хотя бы 9 мая...

Разрешение на строительство мемориала в Рудкино областная администрация дала вопреки протестам пожилых жителей Воронежа и Хохольского района. Зато существует договоренность между Россией и Венгрией о восстановлении венгерских захоронений на территории Воронежской области. Правда, там есть статья 4, которая обязывает возводить памятники вне населенных пунктов. Но она определенно не интересует администрацию, поскольку строят мемориалы на самых людных и возвышенных местах селений – как в Первой Еманче, где площадка для будущего мемориала фашистам окружена жилыми постройками; как в Рудкино, где его будет видно со всех сторон. И тем более никому не интересно знать мнение местных жителей (которое, согласно все той же договоренности, обязательно должно учитываться).

Первая подобная договоренность была подписана Россией и Германией в 1992 году – и один этот факт стал настоящим плевком в лицо тем, кто отстоял нашу свободу в годы Великой Отечественной. Оккупантам, творившим зверства на нашей земле, воздвигают монументы не только под Воронежем. В Щелково, в лесу, за доломитовым карьером стоит обелиск в том месте, где захоронены пленные немцы. В деревне Коростынь, в Новгородской области, которая для местных жителей то же самое, что для москвичей Поклонная гора, у озера Ильмень стоит впечатляющий мемориал немецким воинам. Через дорогу от него – теряющийся на фоне храма Успения скромный памятник нашим солдатам...

Единственным радостным моментом в этой истории с памятниками остается провал строительства мемориала фрицам во Ржеве и неудавшаяся попытка установить памятный знак в Кольцовском сквере Воронежа в начале 90-х.

И все-таки памятники строят. Строят под бдительным оком фатерлянда, который с чисто немецким педантизмом перечисляет деньги на их содержание. А венгры – те даже не перечисляют. Россия потратила 10 миллионов долларов в счет погашения государственного долга Венгрии на приведение в порядок мадьярских могил и собирается потратить еще три миллиона. А венгры, между прочим, вовсе не спешат с ответными жестами. Более того, в нескольких венгерских поселках и в городе Рацкерестур по указу властей снесли обелиски нашим солдатам. В городе Мишкольц были осквернены могилы наших воинов, а некоторые надгробия повреждены и уничтожены. В плачевном состоянии находится памятник советским воинам на площади Свободы в Будапеште. Даже в Болгарии одно время велись разговоры о том, чтобы снести памятник "Алеша" в Пловдиве, памятник Советской Армии в Софии и целый ряд других монументов. Да и в Германии наши памятники тоже находятся не в лучшем состоянии. В день 55-летия Победы в городе Гютерфельде под Потсдамом на памятник советским воинам нацепили плакат со свастикой и нарисовали краской изображения серпа, молота и креста. Местная прокуратура возбудила уголовное дело, однако о результатах расследования (если оно вообще предпринималось) ничего не известно. В ноябре 1990 года германские власти обязались поддерживать наши памятники на своей территории в порядке. Однако даже самый знаменитый мемориальный комплекс Солдату-освободителю в берлинском Трептов-парке несколько лет не мог найти себе "спонсора" среди властей, перепоручаемый от местных федеральным, а от федеральных местным.

Нам так нравится игра в политкорректность, мы так хотим быть "объективными", что готовы ради этой "объективности" и политкорректности предать всё. Даже память о Хатыни и Ленинграде. Мы заявляем протесты разным странам по фактам вандализма и плохого содержания наших мемориалов, но к чему все эти протесты, если ни Германия, ни Венгрия без памятников своим солдатам на нашей земле не останутся?! Гораздо эффективнее было бы не ухаживать за их кладбищами, а позаботиться о своих. Глядишь, и деньги на Солдата-освободителя нашлись бы быстрее, и венгры относились бы к нам с большим уважением. Но куда там! Мы горазды лишь на то, чтобы писать угрожающие законы – и мы их пишем. Только для кого и зачем, если через 10-20 лет дети будут смотреть на памятники фашистам, с уверенностью считая их неправедно пострадавшими?

Мы стали трусливы настолько, что смелости сказать оккупантам "нет" хватает только у ветеранов, выгнавших их еще шестьдесят лет назад. Мы даже законы можем обойти – из-за собственной трусости. Ведь что такое постройка памятника фашистам, как не пропаганда фашизма, которая законодательно запрещена и уголовно наказуема? Но мы лучше закроем глаза на суть происходящего, посмотрим на соблюдение формальностей и скажем, что если нет свастики, то нет и пропаганды. Страшно ведь. Обидится Германия – вовек не простит.

Мы забудем о концлагерях, где надрывались наши мамы и папы. И о том, что фашисты выжигали целые деревни, тоже не станем вспоминать. Как ивано-франковские власти, приравнявшие бывших эсэсовцев из местных жителей к участникам боевых действий за свободу и независимость Украины. Как те, кто лицемерно агитирует белорусов строить мемориалы гитлеровским оккупантам: "Все кладбища погибших немецких солдат как в Германии, так и в других странах, в том числе в России – это скромные кресты, может быть, группа крестов, которыми обозначены могилы", "Смысл немецких военных захоронений как раз в том, чтобы помнить, видеть и знать, что грозит тем, кто мыслит категориями новых завоеваний". Ложь. Кресты, которые вонзаются в могилы немецких и венгерских солдат, далеко не скромны. 30 километров видимости – это даже для маяка вполне приличное расстояние. А для того, чтобы помнить, видеть и знать, вполне достаточно памятников нашим погибшим воинам. Те же, кто "мыслит категориями новых завоеваний", должны четко представлять себе: от оккупантов останутся только могильные холмики и таблички с именами.

Этого вполне достаточно: родственники, приезжая на могилу, не заблудятся. И вполне в рамках корректности – не той фальшивой политкорректности, которая не позволяет называть вора вором, а фашиста фашистом, а настоящей: мы уважаем тех людей, что живут сейчас в Германии, но вылизывать кости их предков, поправших нашу землю, не обязаны. У нас есть свои предки – чтить нужно их.

М. Райво, Утро.RU

От редакции: Для справки: как поступать со славянами, было определено на совещании главарей нацизма, проходившем в мюнхенской штаб-квартире НСДАП (так называемом «Коричневом доме») в 1932 году. Выступая на нем, Даррэ (впоследствии – министр сельского хозяйства) сказал, что первой задачей является – подорвать славянскую плодовитость, а второй – создать на восточных территориях немецкий класс господ: «вот внутренний смысл «восточной территориальной политики»». Анализируя многочисленные «труды» и высказывания идеологов национал-социализма по расовому вопросу, невольно приходим к выводу, что их отношение к евреям и славянам было принципиально отличным. Если в евреях и «еврействе как принципе» (по определению Вагнера) нацисты видели сильного и опасного врага, то в славянах они видели только «недочеловеков», расу рабов. В воспоминаниях Генри Пикера «Застольные разговоры Гитлера» мы находим многочисленные подтверждения этого. Вот только одно из них: «Русские живут недолго, 50-60 лет. Почему мы должны им делать прививки? Действительно, нужно применить силу в отношении наших юристов и врачей: запретить им делать туземцам прививки и заставлять их мыться. Зато дать им шнапсу и табаку сколько пожелают».



 
« Предыдущий документ   Следующий документ »




27 июня 2017 года

Популярное

Полезное

Все права принадлежат их обладателям. Остальные - © Национальная газета 2006 - 2016
При полной или частичной перепечатке материалов газеты или сайта активная ссылка на nationalka.ru обязательна.




Яндекс цитирования