Национальная газета
Национальная газета

Ежемесячное русское обозрение
Газета зарегистрирована в комитете России по печати. Рег. номер А-0671 от 19 мая 1995 г.

Национальная газета выходит
один раз в месяц.
Тираж - 10000 экз.
Цена договорная.
Подписка осуществляется
почтовым переводом
на имя главного редактора.
Стоимость одного номера -
15 р.с пересылкой,
годовая подписка - 180 р.

  Главная страница arrow 2003 arrow 2003 - 7 (69) arrow Почему помолодела ксенофобия
Главная страница
2006
2005
2004
2003
Контакты
Поиск по сайту
Схема сайта
Рекомендуйте нас

Полезное

Почему помолодела ксенофобия

Версия для печати Отправить на e-mail

Небывалый рост этнофобий в России - тема, не обойденная вниманием. Однако, как всегда, новое явление обрастает слухами, появляется и большое количество скороспелых исследований, зачастую искажающих реальную ситуацию, а главное - затрудняющих понимание сути явления.

О реальных масштабах ксенофобии и некоторых закономерностях динамики этого процесса можно судить по материалам двенадцатилетнего социологического мониторинга ВЦИОМ (1990-2002 гг.), прежде всего ответам на вопрос: "Как вы в целом относитесь к людям следующих национальностей…?", где суммы ответов "с неприязнью, раздражением" и "со страхом, недоверием" позволяют определить иерархию негативных оценок россиян в отношении представителей разных национальностей.

Приводимый здесь график построен по материалам доклада Л.Д. Гудкова "Динамика этнофобий в России последнего десятилетия" на конференции "Национальные меньшинства в Российской Федерации" (Москва, июнь 2003 г.). Столбцы на графике указывают на колебания негативных суждений о ряде этнических общностей. Внизу, под названием национальности, указаны интервалы или пороги этих колебаний в процентах к числу опрошенных.

На основе этих материалов я выделил три группы национальностей по уровню негативного отношения к ним россиян, прежде всего русских, составляющих 85% опрошенных.

"Совсем чужие". Эту группу составили народы, по отношению к которым доля отрицательных оценок за 12 лет наблюдений не опускалась ниже 40% опрошенных. Крайний негативизм за все эти годы проявляется лишь к чеченцам и цыганам - это единственные группы, негативное отношение к которым демонстрируют более половины респондентов. При этом к чеченцам такое отношение фиксируется с 1995 г., а к цыганам - с 2002 г. Следующими по уровню негативного восприятия стоят азербайджанцы (доля негативных оценок по отношению к ним не опускалась ниже 30%, а в 1998 г. подскочила до 48% от числа опрошенных). Далее по убыванию негативного отношения, но в отмеченном интервале колеблются оценки армян и грузин (доля негативных оценок не опускалась ниже 27%, а в отдельные годы доходила до 45% от числа опрошенных). Наконец, замыкают эту группу народы Средней Азии, негативные оценки которым давали 20-22% опрошенных.

"Чужие". Во вторую группу вошли этнические общности, по отношению к которым негативные оценки колеблются от 15 до 20%. Умеренный негативизм проявился к евреям и эстонцам - доля негативных оценок составляла от 13 до 17% и однажды, в 1997 г., по отношению к эстонцам подобралась к 20%; к татарам и башкирам - колебания негативных оценок от 12 до 15% и лишь в 1999 г. их доля по отношению к татарам подскочила до 18%.

В 2002 г. в эту группу попали и американцы, но по сугубо формальным признакам - тогда доля негативных оценок составила 17%, хотя до этого времени отношение к ним было таким же, как к народам, которые входят в следующую, третью группу. В ней представлены национальности, по отношению к которым негативные оценки не превышали 15%. Как оказалось, такой, сравнительно слабый негативизм относится к двум совершенно разным типам этнических общностей.

"Почти свои". Это этнически родственные для русских группы, например, украинцы, негативные оценки к которым обозначают нижние (самые слабые) пороговые значения этнофобии.

"Виртуальные". Это группы, с которыми подавляющее большинство россиян никогда не встречались и оценивают их только на основе информации, почерпнутой из массмедиа. Так, неожиданный на первый взгляд взлет негативных оценок арабов до 12% в 2002 г., при том, что в предшествующие годы негативных оценок этой группы в социологическом мониторинге вообще не было, несомненно, объясняется информационной реакцией на события 11 сентября и ростом упоминаний этой группы в СМИ в связи с терроризмом во всем мире, в том числе и в Чечне.

По отношению к этим группам можно говорить о сочетании двух взаимосвязанных факторов формирования этнофобий: с одной стороны - о реальной культурной дистанции, то есть о степени фактического различия во внешних признаках, поведении, культуре, образе жизни этнических общностей, а с другой - об информационном конструировании. Оба фактора усиливают друг друга.

Роль сообщений прессы, зачастую искажаемых при дальнейшей трансляции в общественном мнении, особенно велика по отношению к сравнительно новым для данной территории группам. Скажем, азербайджанцев сегодня обвиняют в том, что они захватили все городские рынки, взвинчивают цены, изгоняют "чужих" торговцев и т.д. Однако обычный русский покупатель, придя на рынок, вряд ли отличит азербайджанца от других кавказцев. Информацию о "захвате" рынков "гостями" он получает из СМИ, которые просто не интересует тот факт, что подавляющую часть рынков в стране все же контролируют представители этнического большинства. Интерес прессы к русским хозяевам рынка просыпается лишь в некоторых особо "пикантных" ситуациях, например в таких, как в Хабаровске, где главный хозяин городского рынка (его директор) Борис Суслов - это бывший первый секретарь горкома КПСС.

Между тем процесс замещения "кавказцев" русскими на большинстве рынков России принял необратимый характер. С одной стороны, русский бизнес (как легальный, так и нелегальный) все больше вытесняет кавказцев с рынка при явном или неявном содействии местных властей. С другой стороны, сами кавказцы стали уходить в тень, а вместо себя выставлять продавцами представителей этнического большинства. Этот процесс особенно усилился после серии кавказских погромов на российских рынках. Еще важнее то, что за последнее десятилетие в России выросло целое поколение русских людей, для которых торговля на базаре - вполне привычный и даже престижный бизнес. Поэтому процесс последовательного уменьшения роли этнических меньшинств происходит постоянно, но пока он не повлиял на динамику ксенофобии.

В формировании этнических фобий, чувств настороженности к мигрантам, страхов и разочарования существенную роль играют проявления социального неблагополучия. Поэтому, как отмечается в вышеупомянутом докладе Л.Д. Гудкова, при общем чрезвычайно высоком уровне подозрительности и отрицательного отношения к иноэтническим мигрантам такое отношение в малых и средних городах выражено сильнее, чем в крупных. Лишь одна группа опрошенных - предприниматели - продемонстрировала существенно меньший уровень недоброжелательства к иноэтническим мигрантам, хотя и в этой группе 50% респондентов завили, что их отношение к мигрантам "скорее отрицательное" и "резко отрицательное". Однако в самых многочисленных социальных группах, таких, как рабочие, служащие и пенсионеры, показатели ксенофобии превышают 65%. В "лидирующей" группе по уровню этнического негативизма оказалась и учащаяся молодежь. Это неожиданный результат.

Почти аксиомой среди исследователей этнофобий считается, что молодежь меньше склонна к ксенофобии, чем люди пожилого возраста. Так было и в России еще 5-6 лет назад, однако сегодня ситуация изменилась. По последним данным ВЦИОМа, на вопрос: "Как вы думаете, представляют ли сейчас угрозу безопасности России люди нерусских национальностей, проживающие в России?" ответы "большую угрозу" и "некоторую угрозу" дали 58,5% респондентов в возрасте 55 лет и старше, 53,6% - от 40 до 54 лет, 52,3% - от 25 до 39 лет и 58,7% - от 18 до 24 лет.

Таким образом, былая тенденция к росту уровня этнофобий по мере увеличения возраста опрашиваемых наблюдается сегодня, только если начать отсчет с группы в возрасте 25-39 лет, то есть с тех, кому (в своем большинстве) в начале 90-х было менее 24 лет. Зато нынешняя молодежь демонстрирует даже больший уровень этнофобий, чем представители самой пожилой из представленных в таблице групп. Нельзя объяснить это только большей возбудимостью молодежи, поскольку подобная особенность возрастной психологии проявлялась и раньше. Однако в начале 90-х она обусловливала наибольший уровень этнической толерантности, а ныне - наибольшие этнические фобии и страхи.



 
« Предыдущий документ   Следующий документ »




18 декабря 2017 года

Популярное

Полезное

Все права принадлежат их обладателям. Остальные - © Национальная газета 2006 - 2016
При полной или частичной перепечатке материалов газеты или сайта активная ссылка на nationalka.ru обязательна.




Яндекс цитирования