Национальная газета
Национальная газета

Ежемесячное русское обозрение
Газета зарегистрирована в комитете России по печати. Рег. номер А-0671 от 19 мая 1995 г.

Национальная газета выходит
один раз в месяц.
Тираж - 10000 экз.
Цена договорная.
Подписка осуществляется
почтовым переводом
на имя главного редактора.
Стоимость одного номера -
15 р.с пересылкой,
годовая подписка - 180 р.

  Главная страница arrow 2004 arrow 2004 - 5-7 (76-78) arrow Кризис: ППП
Главная страница
2006
2005
2004
2003
Контакты
Поиск по сайту
Схема сайта
Рекомендуйте нас

Полезное

Кризис: ППП

Версия для печати Отправить на e-mail

Слово капеллана

Слово о Долге и Любви

Идеолог немецкого национал-социализма Альфред Розенберг в своей эпохальной работе «Миф ХХ века» противопоставлял идеи долга и чести, с одной стороны, и любви и сострадания, с другой стороны. В своих жизненных установках и поступках личность может руководствоваться приматом либо первой, либо второй. Понятно, что нет нормального человека, жизнь которого в чистом виде определяется только ценностями чести и долга или только ценностями любви. Один мудрец сказал: «я – человек и ничто человеческое мне не чуждо», поэтому даже воин и герой, будучи человеком, неизбежно будет испытывать чувства сострадания, любить, испытывать сентиментальные эмоции, и это нормально.

Вопрос в другом. Какие ценности определяют стиль твоей жизни, главную мотивацию твоих принципиальных решений и поступков? Дело в том, что мы являемся носителями культуры, в лоне которой выросли, которую впитали с молоком матери. А вся наша русская и шире европейская культура насквозь пронизана именно сентиментальными ценностями.

Взять, например, современную музыку, попсу. Она же вся насквозь сентиментальная, женская! Я тебя люблю, ты от меня ушел, разлука, разбитое сердце, сюси-пуси и т.п. Все без исключения мужчины-исполнители поют о том же, по сути, поют для женщин и феминизированных мужчин. Что самое ужасное, наши мужчины с удовольствием слушают такую музыку, забывая, что в нормальном мужском обществе испокон веков считалось дурным тоном демонстрировать свои сентиментальные чувства. Мужчины всегда культивировали в своем кругу воинские ценности, поэтому, если взять даже еще 30-е годы ХХ века, то в здоровых тоталитарных обществах преобладала мужская музыка – марши, приподнятые песни, прославляющие героизм, труд, честь. Если и были какие-то песенки про неразделенную любовь, разлуку и т.п., то выставлялись они, как правило, в каком-то комичном свете. Однако сейчас все как раз наоборот. На экранах телевидения вы не уведите здоровой, мужественной музыки, такие группы как «Rammshtein» являются маргинальными на общем фоне.

Ведь что нам подсовывают как образцы мужественности? Группу «Любэ» с Расторгуевым? Ну, да выглядят они вполне брутально, держатся мужественно. А о чем поют? Вся воинская тематика в их песнях пронизана сентиментализмом – солдатик хочет домой, «война – дурная тетка, стерва она» и т.п. Как и вся наша десантная эстрада, музыка «афганцев» – это музыка не воинов, а солдат, которых пригнали на войну как баранов и они думают, как бы быстрее вернуться домой, в свое стойло.

Однако музыка лишь самым очевидным образом отражает настрой нашей культуры. Вообще, вся наша литература, искусство насквозь пронизаны идеей романтической любви, постоянными самокопаниями, состраданием к преступникам и грешникам. Все это определяет господствующий попсовый стиль с тех пор, как было разрушено традиционное общество Средневековья.

Да и, если вдуматься, то уже в самой культуре Средневековья были заложены основы для дальнейшего упадка. Взять, например, такое произведение как «Тристан и Изольда». Что в нем культивируется как не мысль о приоритетности ценностей любви и прощения над ценностями долга и воздаяния? А рыцарский культ служения «даме сердца», который, по сути, означает подчинение мужского воинского принципа женскому началу? Не связан ли он общим образом с культом «богородицы» в европейской традиции? Не обусловлена ли вообще вся эта сентиментальность, женственность христианским осознанием того, что «Бог есть любовь»? И разве сама идея Бога, приносящего себя в жертву людям, не является первичной предпосылкой для растлевающего плоть культуры сентиментального, женственного гуманизма?

Для нашей русской культуры это актуально вдвойне. Именно изучив досконально все творчество Достоевского, Альфред Розенберг пришел к выводу о расовой неполноценности русской души, которой, если судить по Достоевскому и Есенину, чужда волевая цельность, определенность, внутренняя выстроенность. Неужели же Розенберг был прав?

Это можно понять, протестировав себя. Если ты полюбил проститутку, можно ли на ней жениться? Если ты любишь женщину, а она растаптывает святые для тебя ценности, плюет тебе в душу, нужно ли закрыть на это глаза ради любви? Можно ли простить измену любимой женщине? Стоит ли бросать хорошую, верную жену и разбивать свою крепкую семью, если полюбил другую женщину? Любовь говорит: да, можно и нужно. Честь и долг возражают: нет, нет и еще раз нет!

Я помню в школе, когда мы изучали «Евгения Онегина» на уроке литературы у нас возник спор, а права ли была Татьяна, отказавшая во взаимности Онегину из чувства долга перед своим мужем. Татьяна – женщина, но пошла на такой мужественный поступок, а в классе большинство юношей тогда осудили ее за черствость и жестокость! И этих людей уже не переделаешь, это люди, в которых органически идеалы любви и жалости преобладают над идеалами чести и долга.

Ты, националист, не можешь быть таким. Если ты националист, для тебя интересы твоей нации, жесткие, прагматические интересы должны быть превыше всех сентиментальных личных соображений. А если завтра ты полюбишь еврейку, неужели ради безумной страсти ты презришь долг перед нацией и расой, осквернишь свою кровь и душу?!

Я помню, когда в Думе ратифицировали предательский договор о дружбе и сотрудничестве с Украиной, Зюганов, отвечая на критику русских национал-патриотов, сказал: «Вот у меня жена-украинка, что нам теперь воевать между собой?» Типичное сентиментальное, безответственное мышление! Если ты знаешь, что привязанность к своей нерусской жене для тебя важнее национальных интересов, зачем же ты стал русским политиком? Жена-немка не помешала Николаю II начать войну с Германией, как и преобладание в нем германской крови, так как сентиментальные эгоистические соображения он принес в жертву своему долгу, мужскому воинскому принципу. Точно так же и грузин Сталин на алтарь чести сражающегося русского народа принес в жертву свои отцовские чувства, отказавшись менять рядового Джугашвили на генерала вермахта.

Националист, ты обязан быть таким не просто в политике, но и в повседневной жизни. Ибо нация начинается с семьи, а семья начинается с тебя. Пусть при свершении каждого твоего поступка тобой руководят соображения чести и долга, а если тобой руководят чувства любви и жалости, то не давай им брать вверх над трезвыми мужскими принципами.

Я не призываю тебя к агрессии. Агрессивные эмоции – это обратная сторона той же любви, это проявление взбесившейся и принявшей мутантные формы женской стихии, но не холодная мужественность, в основе которой лежат внечеловеческие ценности. Недаром у ведических ариев любовь ассоциировалась с богиней Кама и определялась как страсть, способная приобретать агрессивные, разрушительные формы.

Ты должен руководствоваться жесткими, холодными принципами. Жестокость и сентиментализм – это оборотная сторона друг друга, только сентиментальные идиоты бросаются из одной такой крайности в другую. Мужчина же должен быть тверд по сути и выдержан в эмоциях.

Дмитро Корчинский



 
« Предыдущий документ   Следующий документ »




21 августа 2017 года

Популярное

Полезное

Все права принадлежат их обладателям. Остальные - © Национальная газета 2006 - 2016
При полной или частичной перепечатке материалов газеты или сайта активная ссылка на nationalka.ru обязательна.




Яндекс цитирования