Национальная газета
Национальная газета

Ежемесячное русское обозрение
Газета зарегистрирована в комитете России по печати. Рег. номер А-0671 от 19 мая 1995 г.

Национальная газета выходит
один раз в месяц.
Тираж - 10000 экз.
Цена договорная.
Подписка осуществляется
почтовым переводом
на имя главного редактора.
Стоимость одного номера -
15 р.с пересылкой,
годовая подписка - 180 р.

  Главная страница arrow 2004 arrow 2004 - 5-7 (76-78) arrow «Управляемая демократия»
Главная страница
2006
2005
2004
2003
Контакты
Поиск по сайту
Схема сайта
Рекомендуйте нас

Полезное

«Управляемая демократия»

Версия для печати Отправить на e-mail

Сейчас много говорят об «управляемой демократии», не совсем понимая, что это такое. «Как можно управлять демократией?» – спросит не искушенный в политике человек и будет прав. Демократия «управляется» своими внутренними механизмами: реальным (а не фиктивным) разделением независимых властей, реальными (а не декоративными) гражданскими свободами, верховенством закона, свободными (а не управляемыми) выборами, свободными и независимыми средствами массовой информации, разделением власти и собственности, местным самоуправлением, гражданским контролем над властью (прежде всего над спецслужбами) и т.д.

Если демократией пытаются «управлять» как-то иначе, то и называть такой строй надо как-то иначе, например автократией или авторитарным режимом.

Дни и ночи кабиров

«Управляемая демократия» (у нас ее называли «направляемой») впервые возникла в Индонезии в последние годы правления президента Сукарно (1957-1965). Автором концепции был сам президент. Она была задумана как средство преодоления постреволюционного кризиса. Внешне это было представлено как особая, чисто индонезийская форма демократии, при которой исполнительная власть (фактически президент) «направляет» социальные, политические, экономические процессы на благо всей нации. По сути же это был авторитарный режим с почти неограниченными президентскими полномочиями.

«Направляемой демократии» соответствовала «направляемая экономика». Главным результатом ее функционирования, писал исследователь этих процессов Нодар Симония, «был необычайно быстрый и массовый рост бюрократического капитала, т.е. капитала, формирующегося не за счет частного предпринимательства, а посредством незаконного использования государственных средств и рычагов власти».

Военные и гражданские чиновники после революции возглавили национализированные предприятия. Доходы от этих предприятий перешли в их собственность. Таким образом, госсектор экономики, разграбленный левыми владельцами, стал основным каналом первоначального накопления капитала. Те же люди, прежде всего офицеры и генералы, сумели захватить в свои руки и многие частные предприятия. Довольно быстро они заняли руководящие позиции во всех административных органах. Именно в Индонезии в период «направляемой демократии» появился термин «капиталисты-бюрократы» (по-индонезийски кабиры).

Деятельность кабиров носила хищнический и паразитический характер. Незаконные методы обогащения, прямое мошенничество и злоупотребление своим положением, широко распространенная коррупция (особенно среди армейской верхушки) превратили военно-бюрократическую касту в институт, противостоящий нации. Кабиры были совершенно не заинтересованы в демократических преобразованиях. Они открыто саботировали аграрную реформу. Положение людей, работавших на руководимых ими предприятиях, значительно ухудшилось. Они не хотели расширения производства, разворовывали зарубежные кредиты. Так что ухудшение экономической ситуации, хозяйственный хаос и атмосфера неустойчивости были им выгодны. От этого зависело их благосостояние. Они тормозили и в конце концов сорвали демократические реформы. Высшие армейские чины вообще тяготели к военно-диктаторским формам управления.

Президент какое-то время балансировал между кабирами и коммунистами, тоже претендовавшими на власть, но военные проникли во все сферы экономики и политики и стали абсолютно доминирующей силой.

Сукарно кончил плохо: он умер своей смертью, но его режим пал в результате военного переворота.

Бюрократия: из тени в свет перебегая

Россия – не Индонезия, но наша «управляемая демократия» в определенной степени повторяет ее опыт, хотя имеет, конечно, свою специфику. У нас бюрократическая буржуазия тоже является правящим классом. Она тоже стала «хозяйствующим субъектом» и пытается установить контроль над экономикой и политикой. Бюрократия всегда и везде – враг свободы, частной инициативы и гражданского общества. В Индонезии не было кабиров-чекистов, а у нас есть. Жадные и озлобленные, они идут напролом. Ради захвата и удержания власти они готовы на любые художества.

В России режим «управляемой демократии» начал формироваться при Ельцине (примерно с 1993 г.). У истоков этого проекта стояли либеральные теоретики и политики, полагавшие, что в специфических условиях, сложившихся после краха коммунизма, именно «просвещенный» авторитарный лидер приведет страну к демократии.

Теоретически оформленной концепции «управляемой демократии» в то время не существовало, но практические шаги в этом направлении, безусловно, были предприняты. Прежде всего в Конституцию ввели статьи, наделяющие вполне конкретного «прогрессивного» президента почти самодержавными властными полномочиями. То, что в дальнейшем этими полномочиями сможет воспользоваться другой, менее прогрессивный президент, в голову новаторам почему-то не приходило.

«Августовская революция» 1991 года открыла для России возможность эффективного «демократического транзита». Реформы, проведенные в 1992-1995 гг., – либерализация цен, приватизация, финансовая стабилизация, – были гигантским шагом вперед по сравнению с существовавшим прежде бюрократическим рынком и номенклатурным разграблением страны. Началось реальное преобразование государственной экономики в рыночную. Частная собственность стала легитимной. Был ликвидирован товарный дефицит. Появилась альтернатива государственно-монополистическому капитализму. Начало формироваться гражданское общество. Однако социально-политической опорой власти осталась бюрократия, и, оправившись от первоначальной растерянности, она стала готовиться к реваншу.

Реформаторам не удалось отделить власть от собственности, а тем более собственность от бюрократии. Она конвертировала власть в собственность, не потеряв при этом и власти. Не удалось отделить от бюрократии и бизнес. И хотя при Ельцине все же существовали независимые СМИ и какое-никакое разделение властей, не удалась попытка построить сильное демократическое государство с помощью «мягкого» авторитаризма. У авторитаризма – своя логика: плюрализм и демократия не просто чужды ему – они с ним несовместимы. Произошел разрыв между либеральной рыночной экономикой и авторитарной манерой властной элиты «управлять» демократией.

Мы застряли на полдороге, а потому трансформация тоталитарной системы в демократическую получилась ублюдочной. Произошла замена государственно-монополистической системы номенклатурно-бюрократическим госкапитализмом. Экономическая база бюрократической буржуазии не была разрушена, и наши отечественные кабиры стали готовиться к сталинистской реставрации. Режим Ельцина с его «демократическими» закидонами их не удовлетворял. Спецоперация «Путина в президенты!» был бюрократический (точнее, чекистско-бюрократический) проект, и он увенчался полным успехом. Был поставлен Ельцину жесткий ультиматум или нет, мы не знаем, но Путин был не его личным выбором. Он был вынужден сделать его «по сумме обстоятельств».

Последние два года – это растянутый во времени, скрытый государственный переворот (как в Индонезии). Теперь он стал явным.

Владимир Илюшенко, политолог

(В сокращении, получено по Интернету)



 
« Предыдущий документ   Следующий документ »




18 августа 2017 года

Популярное

Полезное

Все права принадлежат их обладателям. Остальные - © Национальная газета 2006 - 2016
При полной или частичной перепечатке материалов газеты или сайта активная ссылка на nationalka.ru обязательна.




Яндекс цитирования