Осторожно, ислам!

Одного поля ягоды

Плоды любой человеческой деятельности всегда достаются мерзавцам – это закон, постулированный ещё Наполеоном. Поэтому, если Бог и давал откровения пророкам, то сатана наверняка наследил и там.

Иисуса предали и фактически убили «ближние» его, поскольку он не соответствовал их представлениям о власти и не удовлетворял стремящихся к ней. А большинство людей отнюдь не нравственнее апостола Иуды, любимого и самого умного ученика Иисуса, предавшего своего учителя. Даже если в истории человечества и был непогрешимый пророк, то многие из канонов религий «откорректированы», дописаны или написаны под диктовку хищников, властолюбцев и просто бандитов.

Адам Бременский в «Истории Церкви» (1070 г.) писал: «Прибалтийские славянские племена, без сомнения, давно были бы обращены в христианскую веру, если бы не препятствовало тому корыстолюбие саксонцев. Они новообращённых христиан в Славонии сперва возмутили корыстолюбием, потом, покорив, довели до бунта жестокостью и теперь, домогаясь только денег, не радят о спасении тех, кто и хотел бы уверовать». Всякая иная религия имеет тот же смысл и направленность.

Так, один из еврейских пророков внушал своему народу: «труды Египтян и торговля Ефиоплян, и Савейцы, люди рослые, к тебе прейдут, и будут твоими; они последуют за тобою, в цепях придут, и повергнутся пред тобою, и будут умолять тебя, говоря: у тебя только Бог, и нет иного Бога». (Ис. 45:14). Ни слова о спасении души. Естественное стремление людей к Богу используется для того, чтобы присвоить их собственность, надеть на них хомут и цепи рабства или, наконец, просто уничтожить тех, кто отказался принять и признать нового господина. Нет иного смысла ни у ислама, ни у христианства, ни у иудаизма.

«Евреи (Jewish people), народ, чьей религиозной, культурной или политической ориентацией является иудаизм», – утверждают представители западной науки. Т.е. целью иудаизма является власть и всё, что с ней связано. Следовательно, иудаизм имеет все признаки политической партии, объединяющей иудеев как членов партии, и евреев-неиудеев – как сочувствующих. Цели и задачи этой партии вполне определены вышеприведёнными цитатами.

Подобную характеристику можно дать и исламу, поскольку он – арабский преемник иудаизма. Любая религия в конечном счёте – партия, поскольку либо стремится к власти, либо находится при ней, либо она и есть власть.

По признаку неформальной власти и идеологии мир можно разделить на международную финансово-политическую корпорацию, которую можно назвать Иудея Inc. (практически все христианские страны и Израиль; по определению исламистов – «свиньи и их друзья»), империю Мухаммеда и «языческие» страны Востока (Китай, Индия, Япония и т.д.).

Целью религии вообще является власть, а целью иудаизма и всех его клонов, включая христианство и ислам – власть глобальная и абсолютная. «Власть – это власть над людьми. Над телом – но, самое главное, над разумом. Как человек утверждает свою власть над другим? Заставляя его страдать. Власть состоит в том, чтобы причинять боль и унижать. В том, чтобы разорвать сознание людей и составить его снова в таком виде, в каком угодно», – писал Дж. Оруэлл.

Религия – чрезвычайно эффективное средство «разрыва сознания» и его перепредставления в виде, угодном власти. Ни иудаизм, ни христианство, ни ислам – не исключение, Они только приложения к системе управления и подавления личности. Чем выше их психологичность, т.е. чем более они соответствуют подсознательным устремлениям человека и его инстинктам, тем выше степень их воздействия на умы и сердца людей. Не случайно говорят, что душа человека христианка (мусульманка, иудейка) от рождения.

* * *

Экстремизм, крайность и однополярность мировоззрения, – естественное свойство рассудка человека. «Убеждение, которое сразу же допускает законность противоположного мнения, осуждает себя на бесплодие (поражение)», – считал Роже Мартин дю Гар, подтверждая тем самым экстремизм и агрессивность человеческого мышления вообще, власти и религии – особенно. Даже наука стремится подавить инакомыслие, не останавливаясь и перед убийствами.

Зачем вообще пророки всех перечисленных религий несли «откровение Божие» своим народам? Ислам говорит об этом совершенно откровенно и неоднократно устами этих пророков: «побойтесь же Аллаха и повинуйтесь мне»! Всё, что претерпевали эти «мученики», они претерпевали на путях борьбы за власть над людьми, а истина, опирающаяся на подсознательные установки людей, использовалась ими как мощный и безотказный инструмент в борьбе за эту власть. Но слово, сказанное пророком, и без него обладает той же силой, а, следовательно, обязательно будет взято на вооружение теми, кто стремится к власти над людьми.

Иисус к словам о повиновении добавил: «Поклоняйтесь мне! Это прямой путь!», – так говорит Коран (Сура 43.64). Почему мусульмане не поклоняются Христу? Разве они не верят в Аллаха? Разве слова пророка для них пустой звук? А ведь переданы эти слова пророком Магометом без искажений и сомнений! Чем вам не угодило православие?

Откройте Коран и прочтите, что там написано о «владыках правой стороны». Может быть, вы, наконец, уразумеете? Может быть, вы, наконец, поймёте, почему распутный, лживый Запад и иудеи так ненавидят православие, Россию и русских, как никогда не будут ненавидеть вас, мусульман?

Но никакого взаимопонимания не будет, поскольку смысл религии не в Истине и не в Боге, а в войне. Идеология, не содержащая в себе экстремизма, обречена на поражение. Религия, призывающая к миру, нежизнеспособна.

Верь мне, повинуйся мне, поклоняйся мне или я убью тебя – вот формула любой религии. А разве не то же говорит всякая власть, всякий бандит, всякий агрессор? Сколько сект религиозных, сколько «пророков»… и просто жуликов, и все они твердят: «Верь мне, и никому кроме меня, повинуйся мне и поклоняйся!» И многие из них творят чудеса. А некоторые и убивают. Почему мусульмане им не верят? Кто доказал, что они не от Аллаха? Или Аллах умер сразу после того, как дал откровение Магомету?

Да, мы верим в «ясное знамение», в то, что Бог посылает на землю ночь и день, но мы понять не можем, при чём тут тот, кто размахивает Библией или Кораном как дубиной, домогаясь власти и денег. Причём тут евреи или арабы? Разве они сотоварищи Богу? Нет, но, как говорит Коран, они наместники Бога на земле, как цари, не более и не менее (Сура 35. 37).

Фашизм – это сформированная по любым признакам агрессивная социальная система или политическая партия, выделенная из человечества идеологией превосходства, присвоившая себе особые полномочия, привилегии, права или обязанности. Следовательно, любая «богоизбранность» – уже фашизм, независимо от того, арабская она, еврейская или немецкая. Более того, фашизм – это и «демократия» США, не только потому, что «американизм, есть в главных своих чертах ничто иное, как кристаллизовавшийся еврейский дух», но и потому, что демократия – тоже религия, а США и не скрывают своей «богоибранности».

Казалось бы, занимайся своим делом, «а кто не уверовал, – пусть не печалит тебя его неверие», – говорит Коран. Грубо говоря, не твоё это дело, мусульманин, а Аллаха. «Ведь он над всякой вещью мощен». Но и Лев Толстой ошибался, призывая всех людей заняться собственной жизнью и своими проблемами, а не переустройством общества или жизни других людей. При всей своей гениальности он не учёл, что человек не менее далёк от наших представлений о нём, чем сам Бог.

Значительная часть людей не может не заниматься чужими проблемами. Межчеловеческие отношения и результаты деятельности человека – это их питательная среда, и они не могут жить иначе, не спекулируя, не паразитируя на человеке и человеческих отношениях (а, следовательно, и на Боге). Они генетически сформированы на иной системе ценностей. Их жизнь, как и жизнь их предков, протекает в иной системе координат, где действуют свои законы эволюции.

Разум агрессора отличается от разума жертвы, поэтому любая религия воспринимается разными людьми различно. «Овца и волк по-разному понимают слово «свобода», в этом суть разногласий, господствующих в человеческом обществе», – говорил Линкольн. Эти же разногласия характерны для ислама, как впрочем, и для любой иной религии. Т.е. внутри любой веры существуют, как минимум, два взгляда на Бога, два мировоззрения, две культуры. А, следовательно, и два Бога и два Корана: Коран войны и Коран мира, Коран хозяина и Коран раба.

Если в суре «поминается сражение, то те, в чьих сердцах болезнь, смотрят на тебя взором, лишённом чувств от (страха) смерти. Лучше бы для них покорность и слово благое», - (сура 47.22). Но «разве же думают те, в сердцах которых болезнь (страх), что Аллах не обнаружит их злобы?» Злобная овца – это изобретение Корана. И этих злобных овец, для которых «лучше покорность и слово благое», чем убийство себе подобных, «когда их успокоят ангелы, они будут бить их по лицам и по хребтам». Понятия «ангельское терпение» и «смирение» к исламу неприменимы. Даже овца должна воевать.

* * *

Рассмотрим некоторые агрессивные положения, присущие непосредственно исламу, учитывая, что вся агрессия, заключённая в иудаизме, вошла неотъемлемой составной частью и в ислам, поскольку ислам, как и христианство, только клоны иудаизма.

«Сражайтесь на пути Аллаха, с теми, кто сражается с вами…», – против такой формулировки, думаю, возражений нет, но смотрим, что из этого следует...

«И убивайте их, где встретите, и изгоняйте их оттуда, откуда они изгнали вас», – жестоко, но уже не совсем справедливо, поскольку «они изгоняли», а не убивали. Об убийствах пока речи нет...

Но: «ведь соблазн хуже, чем убиение». Т.е. убивай всякого, кто «соблазняет» тебя иной верой и иным образом жизни. Тот, кто «соблазняет», виновен уже самим фактом своего существования.

Если женщина «соблазняет» тебя своим видом и красотой, то виновен не ты, который не способен сдержать свои эмоции и звериные инстинкты, а она, её семья и её народ. И народ, живущий лучше и свободнее, несомненно, виновен в том, что живёт лучше и свободнее. Но если на женщину можно одеть паранджу, то как быть с целым народом? «Не соблазняй, а то убьём», – говорит Коран, и убивает.

«И сражайтесь с ними, пока не будет больше искушения, а (вся) религия будет принадлежать Аллаху». Как говорится: «ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». Поняв, что хватил через край, пророк поправляется: «А если они удержатся (от искушения мусульман?!), то нет вражды, кроме как к неправедным», – что то же самое, но другими словами.

Какая награда тому, кто верен без искушений? Разве работник, не исполняющий никакой работы, заслуживает вознаграждения за труд? Если душа не трудится, преодолевая искушения, она умирает. А без души умирает и человек. Война в Ираке показала это более чем впечатляюще. Ислам разложился внутренне. Он не устоял перед примитивным подкупом и соблазнами Западной цивилизации. А тот, кто не устоял в истине – убивает.

Нельзя не отметить культурно-идеологическую, по сути – психологическую агрессию со стороны международных корпораций и капитала, стремящегося к глобализации и подавлению всех национальных культур, а, следовательно, и личности (души), и абсолютно аналогичную агрессию со стороны мусульманского мира, выраженную в стремлении к глобализации ислама, имеющей религиозно-идеологическое обоснование и в исламе, и в иудаизме.

Одно настолько предопределяет другое, что в данной ситуации нельзя говорить об агрессивности одного только ислама. Западный мир и его идеология не менее, если не более агрессивны. Эта агрессия хищника, как и в дикой природе, направлена и на самую слабую, незащищённую часть наций – на детей, что абсолютно преступно и абсолютно недопустимо.

Ислам во многом перенял идеологию иудаизма, в том числе, в его агрессивности. Именно в этом смысле ислам и Запад (особенно США) весьма схожи. Уточним, против кого направлена агрессия ислама, кого, собственно, мусульмане должны считать врагами и чему они учат своих детей:

– «Пусть верующие не берут себе близкими (и друзьями) неверных». Это, конечно, их право. Но возможны ли в этом случае «поликультурные демократии», основанные на Равенстве и Братстве? О Свободе разговор отдельный. «Нет принуждения в религии», – говорит Коран. Хотелось бы верить, но…

– «Сражайтесь с теми, кто не верует в Аллаха… и не подчиняется религии истины...» Т.е. ислам и «поликультурная» демократия несовместимы – это только поле для войны. Либерально-демократические ценности основаны на культе отдельной личности;

– «Вы, которые уверовали! Соблюдайте осторожность и выступайте отрядами или выступайте все». Тому, кто поверил в байки о поликультурных демократиях и либеральных ценностях, приходится сталкиваться с хорошо организованными отрядами мусульман, иудеев и некоторых «малых народов», весьма эффективно отстаивающими свои более чем материальные национальные интересы;

– «Сражайтесь с друзьями сатаны», – доопределяет врагов ислам, а друзья сатаны это те, кто вне Ислама, кто не мусульманин;

– «Поистине, неверующие – для вас явный враг». А явный враг – это и есть сатана. Казалось бы, всё достаточно определено, но следует ещё одно уточнение…

– «В тот день, когда подуют в трубу, и мы соберём тогда грешников голубоглазых…», – понимай это как хочешь, но твёрдо навязывается ассоциация, что голубоглазые – грешники по определению, следовательно, враги. А вот праведники «сопряжены с черноглазыми» (Сура 45,51-54). К религиозному исламскому фашизму добавились специи расизма.

Учитывая всё вышесказанное, можно сделать вывод, что мусульмане и не мусульмане не могут существовать в рамках одного государства, во всяком случае, это государство не будет отличаться внутренней стабильностью, поскольку социальные отношения в нём всегда будут на грани разрыва, а власть всегда будет подвергаться шантажу со стороны мусульманских объединений.

«Не повинуйся неверным», – учит Коран, следовательно, общая государственная власть не может быть властью достаточно эффективной, чтобы противостоять внешнему агрессору или конкуренту, который провоцирует и оплачивает внутренние конфликты, ослабляющие соперника. Да и какая вообще может быть общая «национальная идея», а следовательно, и общее государство с врагом (именно так определяет Коран практически всех не мусульман)? Пример – поведение чеченцев во время Второй мировой войны, выступивших на стороне фашизма.

В исламе всегда можно найти повод для конфликта, а лиц, организаций и государств-конкурентов, заинтересованных в дестабилизации той или иной страны, более чем достаточно. Исламские (и чеченские) террористы не испытывают никакого отвращения к деньгам и поддержке, которую они получают от «врага рода человеческого» и не видят в этом никаких противоречий, являясь по сути своей только наёмниками капитала и того самого «явного врага», на борьбу с которым они отправились, следуя «прямым путём» Аллаха.

* * *

Мусульмане – потенциальная «пятая колонна» в любом немусульманском государстве. Это бомба, фитиль которой может быть зажжён и зажигается извне. «Деятельность» чеченских бандитов в России более чем подтверждает всё сказанное нами. Но ни в одной исламской стране иные религиозные группы не пользуются такой свободой, как мусульмане в немусульманских государствах.

«Из-за вас имя божие хулится между народами», – говорили древние христиане иудеям. Абсолютно то же самое можно сказать и в адрес ислама. Исламский терроризм, рабовладение, работорговля, сам вид беснующихся мусульманских фанатиков отнюдь не вызывает тёплых чувств к мусульманам и Аллаху, от имени которого они выступают. Человек разумный всегда сторонился толпы, поскольку власть толпы – это власть инстинкта, власть дьявола. Да разве пророк Мухаммед призывал верующих следовать за инстинктами или воплями ослов? Это «прямая дорога» в ад.

«Целуй руку, которую не можешь отрубить», – эта древняя арабская «мудрость» полностью характеризует миролюбие ислама и его этические основы.

Скажи мне кто твой бог, и я скажу кто ты. И наоборот: каков верующий, таков и его бог. Здесь существует взаимнооднозначное соответствие. Каждый, называющий себя верующим, своим поведением характеризует свою веру и своего бога, так же, как представитель той или иной национальности или государства своим поведением создаёт представление о своей нации или государстве.

Никакие разговоры о том, что поведение отдельного человека – его личное дело, не изменят этого подхода – это естественное свойство разума человека, воссоздающего из частного общее. Поэтому, если мусульманин участвует в терроризме, то это – исламский терроризм. Тень падает не только на его народ, но и на весь ислам в целом.

* * *

«Не придётся душе уверовать иначе, как с соизволения Аллаха», – говорит Коран. Тот, кто не верит в ислам, не верит не по своей воле. Равно как и в вере нет никакой заслуги верующего. Более того, верующему проще выжить, поскольку он окружён единомышленниками, а выживать всегда легче в стае. А вот «неверные», действительно, будут уничтожены, поскольку, в отличие от объединённых религией мусульман или иудеев, находятся в глубоком расколе, в том числе, и те, кто объединён религией в ещё более мощные политические и экономические структуры, чем мусульмане. Речь идёт о «партии иудеев».

Ислам основан на иудаизме, но претендует на более правильное понимание бога. Сам же иудаизм генетически направлен против арабов, поскольку среди племён, уничтоженных древними евреями в Палестине в процессе их исхода из Египта были племена арабские и арийские.

Под руководством своего Бога после взятия очередного города «…народ, бывший в нем, он (царь Давид) вывел, и положил их под пилы, под железные молотилки, под железные топоры, и бросил их в обжигательные печи». Этому учил евреев их бог, а арабы, немцы, коммунисты и «демократы» учились у евреев. Печи холокоста растопили еврейские пророки. Не случайно греческое слово «холокост» – «всесожжение» и еврейское «халахот» – «решение раввинов по вопросам ритуала» – так созвучны: «если бы Гитлера не было, евреям следовало бы его выдумать». Сионисты (Х. Вейцман) уводили евреев из Европы в Палестину, как Моисей «свой народ» из Египта. И точно так же они «наказывали» тех, кто оказался глух к призывам национально-религиозной власти, кто ассимилировался в европейскую культуру, кто считал себя сначала гражданином той или иной страны, а только потом евреем. Конечно, Хаим Вейцман убивал не сам. Но ведь и Гитлер – тоже.

Так, на запрос Британской королевской комиссии о возможности переправить 6 млн. западно-европейских евреев в Палестину глава международной сионистской организации Хаим Вейцман ответил: «Нет, старые уйдут… Они пыль, экономическая и моральная пыль большого света… Останется лишь ветвь». И это при том, что «с точки зрения нацистов, эмиграция всегда была элементом «окончательного решения», – писал Пол Джонсон в «Популярной истории евреев». Рузвельт перед войной утверждал, что план эмиграции евреев из Германии «нельзя претворить в жизнь. Этого не допустят влиятельные лидеры еврейских общин в США… сионисты понимают, что именно теперь удобнее всего стричь купоны для Палестины». Не все 6 миллионов были уничтожены. Из 6 миллионов евреев, судьбой которых озаботилась Британская королевская комиссия, как минимум 2 миллиона эмигрировали в СССР, а после войны только в Израиле проживало более 500 000 «бывших узников нацизма». Кусок хлеба для «слуг божьих» всегда был пропитан человеческой кровью и густо присыпан ложью.

Преступник стремится к наказанию и готов к саморазоблачению: отсюда и созвучие «халахота» и «холокоста», – евреям пора узнать своих «героев», воздав должное своей религиозной власти наравне с элитой Рейха. Человеческий трибунал над «божьими людьми» дело не столь отдалённого будущего. И это будет, действительно, «Судный День».

Но не все народы были перебиты. Некоторые оставлены в живых «для того только, чтобы знали и учились войне последующие роды сынов Израилевых», – говорит Библия.

Война в Законе у иудеев, а, следовательно, и в исламе.

Физическое уничтожение инаковерующих и отступников, «хота за ведьмами», – основа всех монотеистических религий. Это происходило и в Палестине, когда туда пришли древние евреи, ведомые «пророками», не уступавшим Гитлеру по своим нравственным качествам. Второй раз евреи уничтожали и изгоняли арабов после своего «исхода» из Европы в процессе создания государства Израиль.

На этот раз арабы на евреев очень обиделись. Почему? Писание евреев – основа ислама. Разве можно осуждать евреев за их веру, если они верят в того же Бога, что и арабы, а Он обещал евреям Палестину? Ведь если мусульмане действительно верят в Бога, они должны безоговорочно освободить территорию, предназначенную для единоверцев. Почему они этого не делают? Пророки лгут? Но ведь если иудаизм лжив, то лжив и ислам. Если солгал один пророк, то нет веры и другому.

Или они верят только в то, что им выгодно? Именно так они и верят.

* * *

Приведём пример использования канонов ислама, носящих вполне миролюбивый характер, для разжигания некоторых международных и внутренних конфликтов. «О вы, которые уверовали! Когда отправляетесь по пути Аллаха, то различайте и не говорите тому, кто предложит вам мир: «Ты не верующий»... «Если они (иноверцы) отойдут от вас, не сражаясь с вами, и предложат вам мир, то Аллах не даёт вам (мусульманам) никакого пути против них». Нормально и разумно? Да. Но…

Куда «отойти» от иммигрантов-мусульман народу, живущему на своей территории? Мусульмане дезертируют из своих стран, от своей власти и жизни, созданной на базе религии, к «неверным» в поисках лучшей доли и благ цивилизации, которую они сами называют развратом.

В их представлении Запад – это рай на земле, поскольку в раю мусульманина ждёт вечный «кайф»: безделье, вино и женщины, т.е. тот самый разврат, который запрещён им на земле.

Через одно-два поколения мусульмане, расплодившиеся на чужой территории на государственные пособия и под защитой хозяев и их свинских законов, начинают уже считать эту территорию своей, но себя по-прежнему мусульманами. (Тот, кто сбежал от мусульман и их образа жизни – не мусульманин. А если он пришёл на чужую территорию к людям иной веры и с иным образом жизни как мусульманин, то значит он пришёл как агрессор, зная, что хозяевам придётся от него «отойти».) И в полном соответствии с Кораном и во избежание искушения и кровопролития предлагают народу-хозяину либо изменить законы (в пользу ислама), либо убраться из их (бывшей своей) страны как можно подальше.

А если хозяин (что естественно!) возмущается и уходить не хочет, как сербы из Косово, то значит есть «законный» повод его убить. И всё это в полном соответствии с религией. И не перехитрить вам Аллаха, ибо «Аллах – лучший из хитрецов». Если Он говорит о миролюбии мусульман, то только до поры, пока они не заняли позицию для атаки. Как только они закрепились, следует сигнал к сражению с неверными за обладание благами цивилизации. «Поистине, – подтверждает Коран, – человек твёрд в любви к благам».

Так в Бельгии иммигранты – арабы-мусульмане, организовавшиеся в Европейскую арабскую лигу, требуют признать арабов как «равноценный всем остальным самостоятельный этнос» с арабским языком в качестве государственного и исламом в качестве официальной религии, с квотами для мусульман в учебных и государственных учреждениях. «А главное, члены лиги требуют официального прекращения поли-тики интеграции иммигрантов-мусульман в бельгийскую жизнь» (Эльмар Гусейнов. http://www.izwestia.ru/).

Это, заметьте, очень важно, поскольку такая «иммиграция» ничем не отличается от обычной агрессии, и заканчивается, в конечном итоге, аннексией территории и государства, изгнанием аборигенов. Вспомните албанцев в Косово. Они приходят как гости, потом занимают комнату, потом избивают хозяев и требуют ключи от дома, в чём находят поддержку у «международного общественного мнения», которое фабрикуется отнюдь не друзьями пострадавших.

И кто же в Бельгии требует своего куска от чужого пирога? Нация, давшая миру выдающихся учёных, деятелей культуры или искусства или просто хороших работников, нация, создавшая собственную высокую культуру, на которую всем нам, убогим, следует ориентироваться? Увы, это всего-навсего бывшие граждане Марокко, которые не смогли обустроить собственную страну.

Тот, кто видел эту помойку, не забудет её до конца жизни. Советую всем, критикующим российскую действительность, не понимающим разницы между хлевом и цивилизацией, съездить только на один день, например, в Танжер. Нескольких часов достаточно, чтобы понять, что ожидает «омусульманенную» марокканцами Европу. Даже евреи в Антверпене это поняли, потому и поддерживают бельгийских националистов.

Жаль, бельгийцы не помнят, кто стоял за идеологией «равноправия» и «замещения» работника кочевником и спекулянтом. Человека цивилизованного – пещерным жителем, не имеющим в душе своей ни культуры, ни Аллаха, тем, кто был никем и есть ничто. Жаль, что люди, ставшие объектом агрессии, не понимают, кто, манипулируя посредством денег властью, а через СМИ – сознанием людей, «пригласил» агрессора в чужой национальный дом, вполне понимая, чем всё это закончится.

* * *

«Сражайтесь с ними, пока не будет искушения, и религия вся не будет принадлежать Аллаху. А если они удержатся … ведь Аллах видит то, что они делают». Ясный намёк на то, что даже те, кто хочет мира с исламом, лицемерят. «А если ты боишься от людей измены (а кто её не боится? разве только идиот или святой), то отбрось договор с ними…».

Комментарии, думаю, излишни. Даже «единоверцы»-иудеи не смогли, и не смогут убедить мусульман в своей лояльности. А что говорить об остальных! Как можно не бояться измены со стороны слуг и друзей сатаны, лжеца, лицемера и предателя? А именно так определяет всех «неверных» ислам. Поэтому, как говорит Библия: «нет ни мира, ни безопасности», а пророки, призывающие к миру – лжепророки. Иудо-мусульманский, т.е. палестинский конфликт говорит о «миролюбии» и действительном боге двух этих религий больше, чем любые наши рассуждения на эту тему.

Даже если иноверцы ни в чём не провинились и не были заподозрены: «завершите же договор (о мире) с ними до их срока», а потом «избивайте многобожников (христиан и язычников), где их найдёте, захватывайте их, осаждайте, устраивайте засаду против них во всяком скрытом месте» (даже в сортире?!)… Зачем? А затем, что «ни одному пророку не годилось иметь пленных (рабов), пока он не производил избиения на земле. Тот, кто производил такое «избиение», лжепророком не считался никогда! «Великое избиение на земле», смерть и рабство для иноверцев, захват имущества и женщин «противника» – смысл ислама, как, впрочем, и иудаизма.

И «избиение» будет длиться то тех пор, пока самим мусульманам не надоест воевать, «пока война не сложит своих нош», «пока религия вся не будет принадлежать Аллаху». Теракты 11 сентября 2001 г. в США и взрывы жилых домов в Москве вполне укладываются в технологию этого «избиения» и запугивания.

«Многобожники (христиане) – нечистота, – поносят чужую веру и образ жизни мусульмане, особенно те из них, которые сами сидят по уши в нечистотах. – Они худшие из твари». А ведь то, что окружает человека, есть отражение и продолжение его души и Бога. Но если вы вздумаете критиковать ислам так же, как деятели ислама поносят вас, вашу страну, культуру и образ жизни, то любой мусульманин имеет право и обязанность вас убить, поскольку именно к этому призывает его Коран. Судьба Салмана Рушди, приговорённого к смерти за литературное произведение, тому пример.

Каждый призыв к убийству обставлен двумя предложениями о мире, ведь «Аллах быстрее хитростью», говорит Коран. Хитрить (по Далю) – это «лукавить, обманывать, вводить других умышленно в ошибки», добавим к этому «лицемерить, лгать и предавать», чтобы стало совсем ясно о ком идёт речь.

* * *

В то же время исламский террор – во многом результат сговора или соглашение неформальных структур, осуществляющих властные функции на Западе и Востоке – и тем, и другим нужен враг. Не случайно существовали вполне обоснованные подозрения на сговор высших чиновников России и чеченских бандитов. Это всплески войны тайной, которую хотят удержать в таком состоянии, поскольку она обеспечивает доходы и безопасность её руководителей, как со стороны ислама, так и со стороны иудо-«демократий». Перевод этой войны в открытую фазу невыгоден ни тем, ни другим – именно для них «худой мир лучше доброй ссоры», им необходимы «управляемые конфликты» и управляемый терроризм.

Да и как можно иудо-христианам критиковать иудо-мусульман, если в основе и того, и другого учения иудаизм? Плюнешь в другого, а попадёшь в себя! Террор как результат «плохого мира» и подпольное распределение финансов (торговля оружием, наркотиками, рабами и заложниками) устраивают обе стороны, поскольку помогают властям сохранять и усиливать свои позиции, удерживая «чернь» в повиновении и ограничивая свободу и истину с обеих сторон. Но болезнь, загнанная внутрь, становится, и уже стала хронической. Для её излечения потребуются радикальные методики, но, возможно, и они уже запоздали. «Лучший из хитрецов» перехитрил сам себя.

«Как можно критиковать религию, ведь всё лучшее в человеке от неё, и десять заповедей христиан оттуда же»? – возмутятся верующие, путающие причину и следствие. Единственный неписаный закон воров и бродяг – «не воровать у своих», вполне отвечает смыслу любой из перечисленных нами учений и их нравственным заповедям.

«Единоверца можно убить только по ошибке», – подтверждает Коран. А на жизнь чужака и на его собственность Закон Божий не распространяется. Не убий, не пожелай, не укради – только среди своих.

Человечность религии не в её внутренних законах, поскольку это общие и естественные законы человеческой солидарности и кооперации, направленной на выживание, а в том, как она относится к иноверцам. В анализе этих отношений следует обращать особое внимание не на призывы к миру, а на пропаганду агрессии и войны: на десять томов поучений о любви и дружбе достаточно одной строчки ненависти, чтобы заставить людей убивать друг друга. И если в медресе учат ненависти, то разве террор не исламский?

Ни иудаизм, ни христианство, ни ислам не могут быть оправданием агрессии, ни вообще основой какого бы то ни было права. Ни религия, ни язык, ни нация, ни раса не предполагают никаких дополнительных или особых прав, но Вера налагает дополнительную ответственность и перед Богом, и перед людьми. Принадлежность преступника к любой религиозной группе следует считать отягчающим вину обстоятельством. А если преступность в религиозной общине или организации выше или опаснее, чем в среднем по стране, необходимо рассмотреть вопрос о запрете такой организации, не дожидаясь эксцессов.

Николай Островский