История геноцида русского казачества в 1919 – 36 годах

Еще до 1917 года идеологи «мировой революции», выстраивая модель общества будущего, почти единогласно вычеркнули из него казачество. Они считали его опорой самодержавия, которая при установлении диктатуры большевиков должна быть уничтожена. Казаки и в самом деле, на примерах незаконных реквизиций, конфискаций и массовых расстрелов комиссарами противников красного террора, быстро поняли, кто пришел к власти, организовались и изгнали большевиков из своих станиц.
Поэтому уже 24.01.1919 года по инициативе председателя ВЦИК Якова Михайловича Свердлова (Янкеля Мовшевича Аптекмана) была принята секретная директива ЦК РКП(б) «Об истреблении казачества».

В ней говорилось: «Необходимо, учитывая опыт гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления. Провести массовый террор против богатых кулаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с советской властью. К среднему казачеству применить те же меры…»

В чем состояли эти «меры», можно прочесть в приказе по 8-ой Армии Ионы Эммануиловича Якира, комиссара и члена РВС: «Эти меры: полное уничтожение всех, поднявших восстание, расстрел на месте всех, имевших оружие, и даже процентное уничтожение мужского населения. Никаких переговоров с восставшими быть не должно».

Переговоры действительно не велись и количество жертв «расказачивания» было чудовищно огромным. Ведь казаки, все поголовно, были объявлены контрреволюционерами, а «при расправе с контрреволюционерами захваченных не судят, а с ними производят массовую расправу», указывал в то время уполномоченный Совета обороны на Дону А.Г. Белобородов (Вайсбарт). Этот же палач, кстати, полугодом раньше подписал и решение о расстреле в Екатеринбурге бывшего Российского императора Николая II с женой, дочерьми, единственным наследником и домочадцами.

Эти людоедские директивы, приказы и указания методично выполнялись во всех казачьих землях. Отрядами красноармейцев под руководством комиссаров поголовно выселялись и расстреливались целые станицы, а затем убийцы занимали опустевшие курени. На Кавказе большевистская власть опиралась на горцев, стравливая их с казаками и поощряя грабежи и убийства. Так, при выселении казаков из станиц Калиновской, Ермоловской, Самашкинской, Романовской, Михайловской и Асиновской из 75 тысяч стариков, женщин и детей горцами было изрублено 35 тысяч.

А вот результат красного геноцида на Дону: если на 01.01.1917 года там проживало 4.428,8 тыс. человек, то через 4 года осталось почти вдвое меньше – 2.275,8 тысяч (из них около 45% лиц казачьего состояния ).

Тихий Дон в самом прямом смысле стал кровавой рекой: тела убитых казаков большевики тысячами скидывали в реку, так как захоронить такое количество им было просто физически невозможно, и их течением выносило в открытое море (А. Таманцев. Казачий геноцид на Дону. Саратов; газета «Алекс-информ», № 3 (107)-2002 г., с. 1-2). В 1919 году в Черном море плавало такое количество убитых, что даже Турция, сама несколькими годами ранее совершившая полуторамиллионный геноцид армян, вынуждена была направить ноту протеста правительству РСФСР против «загрязнения» моря человеческими трупами. Уникальный случай в международной дипломатической практике!

Далее будет приведено высказывание создателя Красной армии и ее первого наркома Льва Давыдовича Троцкого (Лейбы Давидовича Бронштейна), из которого ясно, что пролитые реки казачьей и русской крови не какая-то роковая случайность, а запланированная акция сионистов – еврейских революционеров-шовинистов, мечтающих воссоздать на территории России свое государство:

«Мы должны превратить Россию в пустыню, населенную белыми неграми, которым дадим такую тиранию, какая не снилась никогда самым страшным деспотам Востока. Разница лишь в том, что тирания эта будет не справа, а слева, не белая, а красная. Ибо мы прольем такие потоки крови, перед которыми согнутся и побледнеют все человеческие потери капиталистических стран. Крупнейшие банкиры из-за океана будут работать в теснейшем контакте с нами. Если мы выиграем революцию, раздавим Россию, то на погребальных обломках ее укрепим власть сионизма и станем такой силой, перед которой весь мир опустится на колени. Мы покажем, что такое настоящая власть. Путем террора, кровавых бань мы доведем русскую интеллигенцию до полного отупения, до идиотизма, до скотского состояния… А пока наши комиссары-юноши в кожаных куртках – сыновья часовых дел мастеров из Одессы и Орши, Гомеля и Винницы умеют ненавидеть все русское! С каким наслаждением они физически уничтожают русскую интеллигенцию – офицеров, академиков, писателей!» (А. Смирнов. Казачьи атаманы. – СПб, Издательский Дом «Нева», 2002. – С. 114).

Кстати, о «крупнейших банкирах из-за океана». Именно они – Яков Шифф и еще несколько еврейских миллионеров профинансировали перевооружение Японии к войне 1905 года, а в 1917 году оплатили переброску из Америки в Россию группы из 275 шовинистически настроенных еврейских революционеров во главе с Троцким (Бронштейном). Именно этот же сионист Шифф, глава нью-йоркского финансового мира, сделал все возможное, чтобы истекающая кровью в 1-ой Мировой войне Россия не получила американских кредитов, а после ее развала хвастал, что это его личная заслуга.

В Европе же миллионер Александр Парвус (Израиль Гельфанд) при содействии немецкого Генштаба – организовал доставку через воюющую с Россией Германию целого эшелона «русских» революционеров во главе с Лениным (Ульяновым-Бланком). В РСФСР после Октябрьского переворота из 556 основных административных постов 447 (более 80%) занимали евреи, в той или иной степени зараженные ядом антирусского шовинизма и сионизма. Отсюда ясно, почему так яростно уничтожался цвет русской нации и казачества. (Только в Крыму в 1920 году по приказу Бела Куна (Когана) расстреляно 100.000 русских офицеров.)

Кстати, и финансирование большевистского переворота 1917 г. кайзеровской Германией шло через этого Парвуса (Гельфанда), а затем «шведское трио» Радека (Собельсона), Ганецкого (Фюрстенберга) и Воровского (Когана). Именно за эти немецкие миллионы (30-50 млн в золотых марках по оценке историка Бернштейна) Ленин (Ульянов-Бланк) и отдал по Брестскому миру Германии 90 тонн русского золота!

Возьмите себе также на заметку, что из девятки основателей «ленинской партии» восемь были выходцами из еврейских «местечек». Это нигде раньше не публиковалось, сейчас понятно почему…

Потерпев поражение в гражданской войне, значительная часть казаков предпочла добровольный уход в изгнание. После невиданных большевистских зверств они не ждали ничего хорошего для себя от новых хозяев России.

Донские, кубанские, терские, астраханские казаки и казаки-калмыки уходили в эмиграцию двумя большими потоками: 1) в начале 1920 г. после поражения Деникина из Новороссийска по морю в Турцию и затем в страны Европы, Америки, Африки; 2) ноябре того же года из Крыма после разгрома Белого движения на юге – тем же маршрутом.

Казаки эвакуировали кадетские корпуса, военные училища, увозили с собой войсковые и полковые реликвии, сохраненные до нашего времени в эмигрантских казачьих обществах, разбросанных по всему миру.

Остатки исключительно сплоченной и боевой Уральской казачьей армии в начале 1920 года ушли через безжизненный Мангышлак и страшную пустыню Кара-Кум. В пути многие из них погибли, а оставшиеся в конечном итоге оказались в Австралии и других далеких от родины странах.

В Китай ушли в 1920-22 годах оренбургские, сибирские, семиреченские, забайкальские, амурские и уссурийские казаки. Они селились казачьими станицами по ту сторону советско-китайской границы, но со временем многие из них тоже оказались в Австралии и Латинской Америке.

Не все казаки выдержали испытание разлукой с родиной. Некоторые, поддавшись на посулы советской власти, вернулись домой, где очень скоро были брошены за колючку ГУЛАГа или сразу расстреляны.

Уничтожение казачества интенсивно длилось до 1924 года. Затем ЦК РКП(б) решил «отойти от политики поголовного расказачивания и превратить казаков в обычных граждан». Казакам было разрешено выбрать в местные органы власти наиболее уважаемых людей. Они и выбрали. Правда, среди них не оказалось почему-то ни одного большевика. Пришлось расстрелять всех казачьих избранников: новая власть не любила непонятливых.

Число казаков в стране стремительно уменьшалось: в 1926 году на Дону осталось не более 45% от дореволюционного казачьего населения, в Уральском войске – 10%. В других войсках – до 25%. Были уничтожены практически все казаки старше 50 лет – гордый народ-воин был лишен памяти и традиций!

Начавшаяся в казачьих землях коллективизация привела к новым жертвам, репрессиям и высылкам. Теперь казаков расстреливали и ссылали как кулаков. Причем основной удар пришелся по казакам, сочувствовавшим или воевавшим за советскую власть. «Советская власть запретила вас расстреливать, – куражились проводившие коллективизацию коммунисты, – но не запрещает вас морить». Казаков выселяли из куреней зимой, отнимали продукты и одежду. Тысячи беззащитных людей, особенно дети, погибали по дороге в северную ссылку и лагеря. Казаки и при коллективизации стали первой жертвой большевиков, своими телами выстилая дорогу в ГУЛАГ будущим репрессированным.

Коммунисты полагали, что жесткие меры вызовут восстание, подавление которого позволит окончательно уничтожить казачество как этнос. Но оно не вспыхнуло: восставать было некому, не осталось ни вождей, ни оружия…

Тогда разочарованные палачи начали кампанию по вытеснению из станиц уцелевших после расказачивания и раскулачивания казаков. Под угрозой арестов те стали уезжать в города и рабочие поселки. Это массовое бегство в период с 1930 по 1936 год впоследствии было расценено как «перекочевка кулацко-белогвардейского актива с целью сохранения кадров для будущих восстаний против советской власти».

Параллельно с проводящимися регулярно кампаниями, велось постоянное уничтожение возвращающихся из-за границы казаков, всех имеющих какое-либо отношение к Белой армии, потом настал черед казаков-красноармейцев и коммунистов.

Например, прототип шолоховского Григория Мелехова, Харлампий Васильевич Ермаков, храбрый командир Красной армии, был из нее уволен, а темной ночью осени 1927 года тайно арестован и расстрелян ОГПУ. Чекисты уничтожали и родственников казачьих офицеров. Наступившей зимой того же 27-го года весь Дон облетела жуткая история убийства вдовы одного из них. Она так же, как и Х.В. Ермаков была ночью арестована для последующего расстрела. Исполнявший на берегу Дона приговор тройки чекист то ли пожалел патрона, то ли хотел покуражиться, но он просто нанес несчастной женщине несколько глубоких ран штыком и столкнул тело в прорубь. От ледяной воды она очнулась, ухватилась за край проруби и палачу не удалось разжать ее пальцы. Поэтому он просто отрезал их тесаком и доложил начальству о выполнении задания. Можете представить себе ужас пришедших рано утром за водой соседок, увидевших у проруби кровь и примерзшие ко льду женские пальцы со знакомым колечком…

В 30-х годах русское казачество перестало существовать как политическая и военная сила: после большевистского геноцида в стране от вольного, сильного народа-воина осталось не более 10% – от всех 2,75 млн. человек, входивших в казачье состояние Российской Империи накануне революции («Казаки». Под ред. В.А. Алмазова. – СПб, ООО «Диамант», 1999. – С. 78-79)!

***

Сейчас известно, что диктатура большевиков, грубо прервавшая естественное развитие духовной и экономической жизни России, явилась для нее страшным бедствием. По подсчетам историков страна потеряла около 10% своего населения в результате прямого большевистского геноцида. Количество же косвенных людских потерь из-за голода, заразных болезней и других причин ученые определяют около 60-80 млн. человек.

Известный писатель-историк советского периода А.И. Солженицын в своем интервью, данном в 1976 году испанскому телевидению, все прямые и косвенные потери России по вине большевиков, исчислил в количестве 110 миллионов человек.

Интересно, что примерно такую же цифру – 100 миллионов жертв, предсказывал гениальный русский писатель Ф.М. Достоевский за сто лет до Солженицына, если «бесы» (так он называл социалистов-революционеров) захватят власть в стране.

Глубоко символично, что ни один из палачей, начавших в России казачий и русский геноцид, не умер своей смертью.

Главному ненавистнику русских казаков Свердлову-Аптекману в том же 1919 году московские рабочие на митинге так отбили внутренности, что вскоре тот скончался, как сообщили в «Известиях ВЦИК», от «простуды».

Главу большевистской партии Ленина в самом зените славы и могущества поразило кровоизлияние в мозг и последние девять месяцев жизни тот провел в Горках, изолированный от всех. Местные крестьяне, проходя мимо его тщательно охраняемого особняка, почти до самого 21 января 1924 года слышали нечленораздельные крики и вопли выжившего из ума «гениального» классика марксизма-ленинизма. (Посмертное вскрытие показало полную атрофию одного из полушарий его головного мозга.)

Иона Якир, уже почти достигший маршальской звезды, страшно закончил жизнь в 1937 году в подвалах Лубянки.

Точно такая же судьба годом позже постигла палача донских казаков и семьи Романовых Александра Белобородова (Вайсбарта).

Злой гений России Лев Троцкий последние десять лет жизни скрывался за границей, постоянно меняя квартиры и страны. Почти все близкие его уже были уничтожены Сталиным, наступала и его очередь. Она пришла в 1940 году вместе с посетителем, у которого за пазухой была спрятана альпининистская кирка (альпеншток) – последний привет палачу русского народа из России. В спорах генсек ЦК ВКП(б) Иосиф Виссарионович Сталин (Джугашвили) любил подбирать аргументы потяжелее!

Есаул В.В. Вершинин, руководитель Вятского РО НДПР,
Вятский общественный фонд возрождения казачества,
Военно-историческая секция

На фото: Обложка книги В.В. Кожинова «Пятый пункт» (м., Алгоритм, Яуза-ЭКСМО, 2005).

Подпись:

Поймешь и без большой науки,
Будь аспирант или адьюнкт:
Враги народа – эти суки
У нас украли пятый пункт!