Об обрядовой стороне православия

Вопрос: Ветхий Завет содержит 612 религиозных запретов, распространяющихся как на сакральную (священную), так и на секулярную (светскую) область жизни: прием пищи, одежду, сексуальное поведение и т. д. Действительны ли для христианина все запреты и ограничения Ветхого Завета?

Ответ: В сакральной сфере эти запреты и ограничения полностью перешли в современный иудаизм, а отчасти и в ислам – обрезание, отказ от свинины и мн. др. Сам Христос их, несомненно, соблюдал с самого детства, подавая пример окружающим. (Как известно, вся иудейская обрядность в течение нескольких веков продолжала полностью соблюдаться христианами на родине Христа – в Палестине, хотя новообращенные христиане из язычников считали ее слишком обременительной и выступали против этого.) Для последовательного христианина нет никаких оснований не соблюдать их.

В бытовой, светской сфере некоторые ограничения (но только некоторые!) сняты личными указаниями самого Христа, провозгласившего, например, что «суббота для человека, а не человек для субботы» (Мк. 2:27), и тем освободившего христиан от празднования «шаббата». Или что «ничто, извне входящее в человека, не может осквернять его» (Мк. 7:15, 18), и тем освободившего христиан от пищевых запретов, например, от запрета есть угрей, миног, мурен, крабов, омаров или устриц, креветок, зайцев, свинину, вкушать мясо с кровью и т. д. Христос также подверг критике обязательность омовений рук и посуды (Мк. 7:1-8), что впоследствии было интерпретировано излишне широко.

Однако иные запреты (в частности, в сексуальной области и сотни других) Христом никогда не отвергались и должны, вне всякого сомнения, соблюдаться самым строгим образом. В одном из древнейших списков Евангелия от Луки Иисус говорит, в полном соответствии с книгой Левит (5:1-4), что человек, сознательно нарушающий субботу в силу необходимости или для каких-то благих целей, благословен, но человек, бездумно нарушающий Закон, – проклят (Лк. 6:4. Cod. D). В Евангелии от Марка он велит исцеленному им человеку принести за очищение свое «что повелел Моисей» (Мк. 1:44). В т. н. Евангелии евреев говорится: «Другой из двух богачей сказал: Учитель, что доброго мне совершить, чтобы обрести жизнь вечную? Он сказал ему: Человек, исполняй Закон и Пророков» (Ориген. Com. in Matth.). И т. д.

Как же получилось, что со временем христиане отошли от скрупулезного исполнения Закона? Только через десять лет после казни Христа первая группа язычников приняла Евангелие, и эта весть потрясла Иерусалим! «Апостолы и пресвитеры собрались для рассмотрения сего дела» (Деян. 15:6) и, заслушав Петра («что же вы ныне искушаете Бога, желая возложить на выи учеников иго, которого не могли понести ни отцы наши, ни мы?»), Павла и Варнаву (о знамениях и чудесах, сотворенных ими ради язычников-неофитов), а также Иакова («я полагаю не затруднять обращающихся к Богу из язычников»), постановили предписать новообращенным из неиудеев лишь немногое: «воздерживаться от идоложертвенного и крови, и удавленины, и блуда, и не делать другим того, чего себе не желаете» (там же, 15:7:29). В этом рассказе видны все основания и все мотивы такого решения: оно принято ради того, чтобы не отпугнуть прозелитов, снисходя к слабости человеческих душ и телес. «Относительно же иудео-христиан предполагалось, что они по-прежнему будут исполнять закон Моисея»1 . Как будто не слыхав, что «узок путь и тесны врата, ведущие в Царство Небесное», апостолы предложили неевреям Закон, но максимально редуцированный, облегченный и выхолощенный, «удобный», не требующий никаких жертв, необременительный. Неудивительно, что язычники, «прочитав, возрадовались о сем наставлении» (Деян. 15:31). Слава Богу! Чтобы спастить, им необязательно превращаться в евреев! Довольны были и евреи, в высшей степени подозрительно относящиеся к любым попыткам неевреев «записаться» в их племя.

Однако «необязательно» не означает «нежелательно». Нигде в Писании – ни в Ветхом, ни в Новом Завете – не говорится о том, что верующим запрещено соблюдать Закон. Нигде в Священном Писании вы не найдете указаний заменить субботу на воскресенье, или что нужно забыть все ветхозаветные праздники, или что христианину непозволительно совершить обрезание, независимо от того, еврей он или нет.

Следует заметить, что даже апостол Павел, отправленный проповедовать Христа язычникам и отказавшийся там (чтобы не затруднять взаимопонимание с неофитами) исполнять Закон, напоминает, все же, галатам: «Ибо написано: “Проклят всяк, кто не исполняет постоянно всего, что написано в книге Закона“… Закон не по Вере, но кто исполняет его, тот жив будет им» (Гал. 3:9,12).

Сомнительное поведение Павла стало предметом апостольского разбирательства в Иерусалиме2 . Старший брат Господа, апостол Иаков, поведал с радостью Павлу: «Видишь, брат, сколько тысяч уверовавших иудеев, и все они ревнители Закона» (Деян. 21:20). И Павлу было рекомендовано взять четырех свидетелей, чтобы оправдаться в обвинении, будто он «всех иудеев, живущих между язычниками» учит «отступлению от Моисея, говоря, чтобы они не обрезывали детей своих и не поступали по обычаям… И узнают все, что слышанное ими о тебе несправедливо, но что и сам ты продолжаешь соблюдать Закон». И Павел послушался этого совета (Деян. 21:21-26).

 Позднее, попав на суд синедриона, Павел признал: «Мужи братия! Я фарисей, сын фарисея» (там же, 23:6). А правителю Кесарии Феликсу сказал: «Я действительно служу Богу отцов моих, веруя всему, написанному в Законе и Пророках» (там же, 24:14).

Кончено, трудно верить во всем апостолу Павлу, который признавался в собственном беспредельном двуличии: «Для иудеев я был как иудей, дабы приобресть иудеев; для подзаконных был как подзаконный; для чуждых Закона – как чуждый Закона» (I Кор. 9:19-21). Однако он же разъяснял римлянам (т. е. христианам из язычников): «Итак, мы уничтожаем Закон Верою? Никак; но Закон утверждаем» (Рим. 3:31). И далее: «Закон свят, и заповедь свята, и праведна, и добра» (Рим. 7:12).

Наконец, что бы ни говорил, применяясь к обстоятельствам, апостол Павел, но, отправляясь в Сирию, он в городе Кенхреи остриг голову по назорейскому обету (Деян. 18:18). Почему, зачем? Да потому и затем, что, став апостолом Христа, он, тем не менее, продолжал соблюдать Закон иудеев. Подавая этим пример и другим христианам.

Таким образом, наверняка можно утверждать: В отрицании Закона спасения нет!

Перечень обязательных запретов и ограничений каждый христианин должен прилежно изучить по книгам Ветхого Завета, в первую очередь по Торе («Закону» или «Пятикнижию Моисееву»), куда входят книги: «Бытие», «Исход», «Левит», «Числа», «Второзаконие». Ошибочно думать, что они касаются только евреев-иудеев. Надлежит помнить, что так называемые «Десять Заповедей», данные через Моисея народу Израиля, – есть всего лишь часть, хотя и самая главная, всех заповедей, данных все тому же еврейскому народу. Однако ведь христиане обязательно исполняют их по наказу Бога-Слова3 !

Отметим также, что «Десять Заповедей» приведены в Ветхом Завете в двух редакциях, из которых православные христиане почему-то выучивают лишь одну, что, конечно же, неправильно и недопустимо. В обиход вошел всем известный текст, содержащийся в XX главе Исхода и V главе Второзакония. Между тем, в XXXIV главе Исхода дан совсем иной перечень заповедей, причем ясно и недвусмысленно указано, что именно эта форма и есть та самая, что была записана Моисеем по повелению Бога на двух каменных скрижалях: «Напиши себе слова сии, ибо в сих словах Я заключаю завет с тобою и с Израилем». Вот список этих заповедей, обязательных для каждого христианина по сей день:

«1. Смотри, не вступай в союз с жителями той земли, в которую ты войдешь, дабы они не сделались сетью среди вас. Жертвенники их разрушьте, столбы их сокрушите, вырубите [священные] рощи их, и изваяния богов их сожгите огнем, ибо ты не должен поклоняться богу иному, кроме Господа Бога, потому что имя Его – ревнитель; Он Бог ревнитель.

2. Не вступай в союз с жителями той земли, чтобы, когда они будут блудодействовать вслед богов своих и приносить жертвы богам своим, не пригласили и тебя, и ты не вкусил бы жертвы их;

3. И не бери из дочерей их жен сынам своим и дочерей своих не давай в замужество за сыновей их, дабы дочери их, блудодействуя вслед богов своих, не ввели и сынов твоих в блужение вслед богов своих.

4. Не делай себе богов литых.

5. Праздник опресноков соблюдай: семь дней ешь пресный хлеб, как Я повелел тебе, в назначенное время месяца авива, ибо в месяце авиве вышел ты из Египта.

6. Все, разверзающее ложесна, Мне, как и весь скот твой мужского пола, разверзающее ложесна, из волов и овец; первородное из ослов заменяй агнцем, а если не заменишь, то выкупи его; всех первенцев из сынов твоих выкупай; пусть не являются перед лице Мое с пустыми руками.

7. Шесть дней работай, а седьмой день покойся; покойся и во время посева и жатвы. И праздник седьмиц совершай, праздник начатков жатвы пшеницы и праздник собирания [плодов] в конце года; три раза в году должен являться весь мужской пол твой пред лице Владыки, Господа Бога Израилева, ибо Я прогоню народы от лица твоего и распространю пределы твои, и никто не пожелает земли твоей, если ты будешь являться пред лице Господа Бога твоего три раза в год.

8. Не изливай крови жертвы Моей на квасное, и жертва праздника Пасхи не должна переночевать до утра.

9. Самые первые плоды земли твоей принеси в дом Господа Бога твоего.

10. Не вари козленка в молоке матери его» (Исход XXXIV:12-26).

Как видим, этих заповедей ровно столько же, сколько и других, более нам привычных: десять. Они столь же священны, это не подлежит никакому сомнению. Более того, именно данный, а не какой другой текст появился на вторых, последних и окончательных скрижалях, надиктованных Богом Моисею взамен первых, разбитых им в гневе из-за еврейского идолослужения. Именно этот текст торжественно именуется в Исходе «Десятисловием». Таким образом, перед нами последняя и окончательная редакция Божьей воли, подлежащая безусловному исполнению. Некоторые важные заповеди, памятные нам по первой редакции, в этой окончательной редакции отсутствуют вовсе, зато некоторые не менее важные появляются впервые. Почему же Единая Святая Соборная и Апостольская Церковь не проявляет надлежащей ревности об исполнении именно этой божественной воли всеми христианами без исключения, начиная с Патриархов? Как будто этих, самых важных, заповедей вообще нет? Это, однако, не может служить для правоверных христиан оправданием и освобождением от служения букве и духу вышеуказанных десяти заповедей.

Вдумаемся в этой связи еще раз в повеление Иисуса Христа: «Не думайте, что Я пришел нарушить Закон или Пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из Закона, пока не исполнится все. Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном» (Мф. 5:17-20. – Выделено мной. – И.П.).

Итак, будем и мы, православные христиане, скрупулезны и обязательны в исполнении всех заповедей Закона, чтобы стяжать одобрение Христа. 

Вопрос: Должен ли христианин обрезывать крайнюю плоть?

Ответ: Обрезание – главная ветхозаветная заповедь и главный обряд, совершаемый даже несмотря на субботу (Тофсета к Шаббат, 15).

Как известно, сам Иисус Христос был обрезан, как и положено у иудеев, на восьмой день после рождения (Лк. 2:21). Русская Православная церковь и все православные христиане ежегодно торжественно отмечают это событие 14 января (День Обрезания Господня). Инославные христиане отмечают этот же праздник 1 января, у них он совпадает с веселым празднованием Нового Года. День Обрезания Господня – большой христианский праздник, сопоставимый с праздником Крещения Господня.

Так же были обрезаны все без исключения апостолы Христа, а также ранние проповедники христианства, бывшие правоверными иудеями, потомками поколений правоверных иудеев. В том числе как минимум трое из четырех евангелистов (был ли обрезан Лука, грек из Антиохии, остается сегодня под вопросом: возможно нет, а возможно – да).

Апостол Павел говорит прямо и однозначно: «Какое преимущество быть иудеем, или какая польза от обрезания? Великое преимущество во всех отношениях!..» (Рим. 3:1-2).

Необходимо помнить, что как иудеи унаследовали обрезание от египтян, так его же унаследовала и сохранила в чести такая параллельная христианству ветвь развития иудаизма, как ислам.

В христианских общинах первых веков христианства, по мере того, как в состав христиан вливались все в большем количестве язычники (греки, сирийцы, италики, египтяне) со своими племенными традициями, размывая монолитный поначалу иудео-христианский контингент, этот вопрос обсуждался постоянно. Христиане из иудеев продолжали верить и утверждать, что «если не обрежетесь по обряду Моисееву, не можете спастись» (Деян. 15:1). Для иудео-христиан в Палестине, Египте и Сирии обрезание изначально и навсегда оставалось религиозной константой (как и почитание субботы), но многие христиане иного происхождения стремились избавиться от болезненного и обременительного для взрослого человека обряда. И если мусульманам хватило твердости веры, чтобы не отступить от этого основнополагающего, завещанного праотцами обряда, то христиане, с течением веков и по мере смещения христианских центров из Африки в Европу и Азию, в основном отказались от него. Явив этим, конечно, досадное маловерие и малодушие. Но древневосточные христианские церкви – коптов, эфиопов и иаковитов – обрезание не отменяли.

К сведению читателей, и среди европейских, в том числе российских, христиан до наших дней сохранилась значительная группа – т. н. «субботники», которые, во всем являясь последовательными христианами, совершают над своими детьми обряд обрезания.

Тот христианин, который действительно хотел бы идти вослед Христу и приблизиться к нему внутренне и внешне по совершенству облика, мыслей и деяний, должен, вне всякого сомнения, немедленно обратиться к компетентным лицам и с полным соблюдением обряда обрезать крайнюю плоть. Как говорится, Христос терпел и нам велел. Это будет не только исполнением святого завета, но и послужит доказательством серьезности намерений христианина и его готовности идти по стопам Учителя до самого конца. 

Вопрос: Должен ли христианин вкушать плоть и кровь Христовы под видом причастия? Нет ли чего-то постыдного и запретного в этом обряде «освященного каннибализма»?

Ответ: Безусловно, должен. Поскольку это соответствует наиболее древним поверьям человека (сохранившимся, кстати, у ряда ныне живущих первобытных сообществ) о переходе мистической «силы», «благодати» и иных достоинств от поедаемого к поедающему. Так, этнографами еще XVI века (эпохи великих географических открытий) отмечалось незыблемое установление у некоторых племен Нового Света, согласно которому умершие родители должны находить упокоение в желудках своих детей. Иное погребение считалось постыдным для потомков и бессмысленным, поскольку сила и благодать предков таким образом как бы пропадали втуне. Нет сомнений, что мы имеем в подобных случаях дело с сакральным обрядом, коренящимся в наиболее священных представлениях, полученных, возможно, еще первыми детьми первых людей непосредственно от Создателя. И сохранившихся во всей первозданности и непосредственности лишь у наиболее наивной и неиспорченной части человечества. Завещав своим последователям есть его плоть и пить его кровь, Христос, несомненно, обратился к сильнейшим архетипам, коренящимся глубоко в подсознании каждого человека, хотя и не смеющего себе в том признаться по причине испорченности цивилизацией.

Следует, вскрывая и освобождая собственное подсознание, преодолевать в себе «культурную личность» на пути к истинной христианской вере. Лучшим подспорьем тут как раз и является такое экстремальное нарушение основных табу, как ритуальный каннибализм в виде обряда причастия. 

Вопрос: Могут ли быть допустимы вообще человеческие жертвоприношения в христианстве? Допустимы ли они в наши дни?

Ответ: Центральное событие всего Нового Завета – добровольная искупительная жертва Иисуса Христа, обеспечившая человечеству возможность прощения грехов и спасения. Но была ли этим актом снята сама проблема как таковая? В данной связи уместен вопрос об отношении христианства к человеческим жертвоприношениям вообще.

Несомненно, обычай приносить кровавые жертвы, в том числе человеческие, уходит у кочевых племен Ближнего Востока (как и у многих других) в седую древность. Был таковой, по-видимому, и у древних евреев, со временем сменившись искупительной жертвой животных.

Кровавые жертвы Богу проходят через весь Ветхий Завет. В первую очередь, это касается животных. Яркий пример – жертвоприношение Моисея в день, когда евреи приняли Закон (Тору). Половина жертвенной крови пошла на окропление жертвенника, половина – на окропление народа со словами: «Вот кровь Завета, который Господь заключил с вами о всех словах сих» (Исх. 24:1-11). Но животными дело не ограничилось.

Невозможно иначе как жертву интерпретировать те чудовищные, необъяснимые по жестокости избиения, которые Израиль учинил семи народам, на территории которых он расселился в Земле Обетованной. Когда по прямому повелению Господа, данному через Моисея или Иисуса Навина4 , в городах-государствах уничтожалось «все дышащее», включая не только стариков, женщин и детей, но и лошадей, верблюдов, мелких домашних животных… Так были уничтожены народы хеттеев, гергесеев, аморреев, хананеев, ферезеев, евеев и иевусеев.

А разве не просматривается отчетливо ритуальный характер убийств пленных, учиненных «праведным» и «кротким» царем Давидом? Он поступал так: «Поразил моавитян и смерил их веревкою, положив на землю; и отмерил две веревки на умерщвление, а одну веревку на оставление в живых» (2 Царств VIII:2). Или так: «И взял Давид венец царя их с головы его... и возложил... на свою голову, и добычи из города вынес очень много. А народ, бывший в нем, он вывел и положил их под пилы, под железные молотилки, под железные топоры, и бросил их в обжигательные печи. Так он поступил со всеми городами аммонитскими» (2 Царств XII:30-31).

Как видим, христианская традиция (как ветхо-, так и новозаветная) насчитывает немалый ряд примеров человеческих жертвоприношений, отношение к которым не только терпимое, но и одобрительное. Подтвердим это еще более выразительными примерами.

Во-первых, это всем известная история Авраама и Исаака. Перед нами, так сказать, первая проба, первая попытка Бога поднять вопрос о заклании Ему в жертву человека. Характерно, что Авраам воспринял просьбу Бога принести в жертву собственного сына, любимого, как вполне законную. Он не возмутился, не воспротивился и со своей стороны сделал все, как нужно. Это говорит о том, что, хотя, конечно же, отцовское сердце восставало против такой просьбы, сама по себе идея принести невинного отрока в жертву Богу была приемлема для сознания человека того времени. Она не поражала сверхъестественной жестокостью. Как мы знаем, в самый последний момент вместо мальчика Бог разрешил закласть овна, запутавшегося рогами в кустарнике. В этом символе, видимо, запечатлелся исторический момент принципиального отказа древних кочевников от человеческих жертв с их «равноценным» замещением. Отголосок этого события, некогда имевшего место, мы видим и в заповеди, данной Богом Моисею: «Все, разверзающее ложесна [то есть, впервые рождающееся естественным образом через половые органы особи женского пола], Мне, как и весь скот твой мужского пола, разверзающее ложесна, из волов и овец; первородное из ослов заменяй агнцем, а если не заменишь, то выкупи его; всех первенцев из сынов твоих выкупай» (Исход, XXXIV:19-20. – Выделено мной. – И. П.).

На сей раз дело, к счастью для людей, в нем участвовавших, окончилось только разговором; реально в жертву никто принесен не был. Жертва в облике человека оказалась отвергнута Богом. Но те, кто выводит отсюда заключение о неприемлемости или неугодности для Бога человеческих жертв вообще, глубоко неправы, как станет ясно из дальнейшего.

Во-вторых, следующий документально зафиксированный эпизод человеческого жертвоприношения (на сей раз состоявшегося, следовательно, принятого Богом как должное) – это случай с дочерью Иеффая. О нем редко кто знает, этот эпизод всеми всегда замалчивается, поэтому расскажем его подробно. Названный Иеффай был сыном блудницы, а стал со временем выдающимся полководцем своего времени и вождем жителей всего Галаада, победителем исконных врагов евреев – аммонитян. И вот, перед решающей битвой «дал Иеффай обет Господу и сказал: если Ты предашь аммонитян в руки мои, то по возвращении моем с миром от аммонитян, что выйдет из ворот дома моего навстречу мне, будет Господу, и вознесу сие на всесожжение» (Книга Судей XI:29-31). Иеффай победил. Это значит, что жертва, о которой Господь Бог знал, конечно, наперед, оказалась Ему угодна, и условия обета оказались Им приняты. Первой по приезде встретила Иеффая его любимая и единственная дочь, девственница (как то и положено для жертвы). «И он совершил над ней обет свой, который дал» (там же, 34-40). То есть, изжарил дочь целиком на жертвенном огне («всесожжение»), предварительно, как следует надеяться, выпустив из нее всю кровь.

В данном случае никакой замены жертвы и отмены жертвоприношения не произошло. Иеффай – не Авраам, и его дочь – не Исаак. Жертва была охотно принята Господом полностью и до конца. Так в Библии появился задокументированный прецедент, который не стал ни единственным, ни последним.

В-третьих, во Второй книге Царств рассказано о семи сыновьях из дома Саула, которых Давид – любимец Бога, праведный во всем, кроме поступка с Вирсавией и ее мужем Урией, – выдал гаваонитянам. «И они повесили их [на солнце] на горе перед Господом… И умилостивился Господь над страной после того» (II Царств, XXI:9, 14). Эпизод слишком красноречив и ясен по смыслу сам по себе, чтобы его комментировать. Подобного рода случаи имеются и еще, о некоторых из них скажем здесь же.

В книге Числ рассказывается о прямом приказании самого Бога: «И сказал Господь Моисею: возьми всех начальников народа и повесь их Господу перед солнцем, и отвратится от Израиля ярость гнева Господня» (Числа XXV:4). Что и было сделано. Сколько именно начальников народа пришлось повесить Моисею, Библия, обычно точная в цифрах, умалчивает, но явно не мало. Перед нами – типичное жертвоприношение, по схеме не отличающееся от того, которого Бог потребовал от Авраама. Хотя и по-другому закончившееся.

Иисус Навин посвятил Господу (то есть, принес ему в жертву) уже всех жителей города Гая, «а царя гайского повесил на дереве до вечера».

И так далее.

В-четвертых, как всем хорошо известно, узнав от волхвов о рождении некоего мистического Царя Иудейского, реальный иудейский царь Ирод «встревожился и весь Иерусалим с ним» (Мф. 2:1-3). Однако, поскольку волхвы лишь указали на город Вифлеем как место рождения Христа, но не вернулись к Ироду и не выдали, где именно живет Христос, то «встревоженный» Ирод принял радикальное решение: «послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже» (Мф. 2:16. – Выделено мной. – И.П.). После чего Ирод счел дело сделанным и успокоился, решив, что у опасного соперника шансов уцелеть нет. Таким образом сотни, а может быть тысячи младенцев были убиты вместо одного Иисуса Христа, иными словами – за Него. Их жизнями, помимо воли, была выкуплена Его жизнь, ибо Ирод понадеялся на статистический результат и не стал доискиваться, к кому именно шли волхвы. А ведь мог бы предварительно провести расследование, и тогда младенцы бы уцелели, но Иисус – погиб. Невинные дети (и их родители) пострадали только за то, что родился Иисус Христос, их обрек на страшную гибель сам факт его рождения. Это самая колоссальная, жестокая и кровавая жертва, когда-либо принесенная за Бога и для Бога. Конечно же, Богу ничего не стоило сделать так, чтобы этой гибели множества еврейских младенцев, выкупивших своей безвинной смертью жизнь Иисуса Христа, вовсе не было. Но она была, и трактовать это можно лишь одним способом: как искупительную жертву мира, ответом на которую стала искупительная жертва самого Христа.

В-пятых. Теоретически самопожертвование Иисуса Христа должно было бы стать самой последней жертвой в иудейской и христианской традиции. На деле же – наоборот, с него-то и началась долгая и кровавая история жертвоприношений ради Бога и ради лично Христа. Начиная с мученических смертей апостолов и других последователей Бога-Слова, человеческие жертвоприношения выражались в дальнейшем в избиениях целых народов (например, в Латинской Америке), отказывавшихся христианизироваться, а также многих сотен тысяч т. н. еретиков (катаров, альбигойцев, гуситов, гугенотов и др.) и инаковерующих (Тридцатилетняя война, Варфоломеевская ночь и др.), а также в изжаривании на кострах сотен тысяч обвиненных в ереси, в колдовстве, в ведовстве, в пропаганде научных знаний, не совместимых с учением Церкви, и т. п. Жертвенный дым от этих костров, и довольно густой, поднимался веками, в то время как всесожжения жертвенных животных уже давным-давно, с разрушения Иерусалимского Храма, не наблюдалось. Таким образом можно сказать, что произошел процесс, обратный тому, что был в далекой древности: в кровавых жертвоприношениях люди успешно заменили собой животных, и эта жертва была принята Богом.

Все эти гекатомбы жертв, совершенных во имя истинной веры и во славу Божию, конечно же, есть не что иное как древнейший священный обряд, известный людям, – обычай, меняющий лишь форму от эпохи к эпохе. Нет никаких оснований полагать, будто этот обычай должен исчезнуть. Предсказать сегодня его формы вряд ли возможно, но жертва, скорее всего, не будет отвергнута. 

ПРИМЕЧАНИЯ:

 1 М. Э. Поснов. История христианской Церкви. – Брюссель, 1964. – С.67.

 2 Однажды Павла еще в Коринфе «привели пред судилище, говоря, что он учит людей чтить Бога не по Закону» (Деян. 18:12-13). Но он каждый раз умел оправдаться.

 3 Священномученик Горазд, подчеркивая, что Сын Божий Иисус Христос повелел безусловно соблюдать заповеди Моисея (Мф. 19:16-19), замечает: «И в том случае, если бы Иисус Христос не заповедал… мы были бы обязаны их исполнять, потому что эти заповеди не были установлены Моисеем, а самим Богом, который сверх того вложил их в совесть каждого человека» (с.119-120).

 4 Распоряжения Господа (через пророка Моисея) были, например, таковы: «Для чего вы оставили в живых всех женщин?.. Итак, убейте всех детей мужеского пола, и всех женщин, познавших мужа на мужеском ложе, убейте; а всех детей женского пола, которые не познали мужеского ложа, оставьте в живых для себя» (Числа, XXXI:15-18). Или еще: «Когда подойдешь к городу, чтобы завоевать его... осади его, и когда Господь Бог твой предаст его в руки твои, порази в нем весь мужеский пол острием меча; только жен и детей, и скот, и все, что в городе, всю добычу его возьми себе... Так поступай со всеми городами, которые от тебя весьма далеко... А в городах сих народов, которых Господь Бог твой дает тебе во владение, не оставляй в живых ни одной души» (Второзак., XX:10-16).

 

О. Иоанн (Петров)
Русский православный катехизис
М., Десница, 2003. С.117-127