Традиции казачьего круга: какими они были и как их трактуют современные идеологи

Осмысление процессов происходящих в казачестве, общее кризисное состояние движения и не ясные перспективы его привели меня к осознанию необходимости приоткрыть завесу – рассмотреть в рамках данной статьи вопрос проведения казачьих Кругов. От того, как проводились эти Круги, кто проводил, а самое главное для кого проводили – зависело, и будет зависеть очень и очень многое. Видимо и в этом вопросе назрела необходимость отделить зерна от плевел. Побывав с 1990 года на многих Кругах казаков, в разных регионах России, могу с уверенностью сказать, что форма проведения этих Кругов в настоящее время имеет мало общего с традициями проведения казачьих Кругов принятых у казаков издавна. Привнесение в правила проведения Кругов совершенно чуждых ему положений-установок, прежде всего, упирается в разработки известного казачьего «идеолога», Бориса Алмазова, со товарищи. Разумеется, стиль историка, и стиль поэта различаются. Но в этом ли все дело? Не только. За внедрением «нужных» установок в традиции проведения казачьих Кругов отчетливо прослеживается и рука заказчика, предусмотрительно скорректировавшего, в нужном для себя направлении, искажения традиций проведения казачьих Кругов. Рука «заказчика» чувствуется и в создании ложных центров и в определении ложных целей и задач казачьего движения и многом другом.

Объять необъятное – невозможно, поэтому необходимо осмыслить, в рамках данной статьи, лишь следующие искажения традиций проведения казачьих Кругов:

– о правах и обязанностях дежурных есаулов;

– о чинопроизводстве в казачестве;

– о правах и обязанностях стариков на Кругах;

– о правах и обязанностях священников на Кругах.

И кроме этого:

– о кукловодах казачьего движения;

– о политике руководства Российской Федерации в отношении казачества. 

О ПРАВАХ И ОБЯЗАННОСТЯХ ДЕЖУРНЫХ ЕСАУЛОВ

Что же обозначает понятие «есаулец»? Какие функции он выполнял? И какая роль ему принадлежала при проведении казачьих Кругов?

Необходимо сказать, что за обеспечением порядка на Кругах казаков отвечали не мифические «есаульцы», а вполне реальные дежурные есаулы (один или два по необходимости) и помогавшие им казаки-приставы. То есть казаки, приставленные в помощь к дежурным есаулам. Положение о «есаульцах» разрабатывал к Большому Кругу казаков в Москве от 28-30 июня 1990 года Борис Алмазов и разрабатывал под себя. Посчитав, что прав дежурного есаула ему недостаточно, он придумал должность «есаульца» и наделил ее такими широкими полномочиями, каких у дежурных есаулов никогда не было и быть не могло. И конечно он сделал себя самой важной, самой главной персоной на Круге, подменившей собой председателя, а точнее старшину Большого Круга.

Какие же функции выполняли на Кругах дежурные есаулы?

Есаул (ясаул) – это основное звено старшинского (офицерского) состава казачества. Учитывая, что чина майор не было ни в Русской Императорской Армии, ни в казачьих иррегулярных (нерегулярных) войсках – есаул это чин соответствующий современным капитану-майору. То есть чин стоящий между обер-офицерами (младшими офицерами) и штабс-офицерами (старшими офицерами). Следующий по старшинству после есаула чин – чин войскового старшины, то есть подполковника. Кроме того, в традициях казачества была и должность есаула – как заместителя атамана. Войсковой есаул – заместитель войскового атамана, полковой есаул – заместитель полкового атамана и та далее. И конечно ни при каких обстоятельствах есаул не мог быть молоденьким, как поет в своей песне известный автор псевдо казачьих песен Розенбаум. Хорошо если к тридцати годам выслуживались казаки до этого чина.

На период проведения Кругов, для наблюдения за дисциплиной и порядком назначали авторитетных старшин (офицеров) как правило – есаулов и постепенно за ними закрепилось выполнение определенных функций на Кругах. Учитывая, что среди выборных казаков (делегатов) могло быть много есаулов, то тех из них кого назначали наблюдать за дисциплиной и порядком стали называть дежурными есаулами. Да и слово это подходящее – произошло от слова яса (закон). Так что в первоначальном значении слово есаул (ясаул) означало – следящий за соблюдением ясы (закона). Но дежурные есаулы никогда не являлись главными распорядителями казачьих Кругов. На Кругах более высокого ранга, чем станичные и хуторские Круги это были, как правило, войсковые старшины и полковники. Никогда дежурные есаулы не стояли над Кругами казаков и никогда нагайками рты выборным старшинам и казакам не затыкали. То, что Борис Алмазов в 1990 году на Большом Круге казаков нагайкой диктовал свою волю Кругу, а затем, его, копируя, тоже стали делать и многочисленные «есаульцы» на Кругах по всей России у казаков называется хамством или полнейшим забвением традиций демократии казачьего Круга. Высшая власть у казаков принадлежит Кругу и только Кругу, а в период между Кругами – атаману, а не нагайке мифического «есаульца».

Есаульцами у казаков иногда назывались подростки-казаки (посыльные) помогавшие дежурным есаулам на Кругах и которых посвящали или приобщали к традициям проведения казачьих Кругов. 

О ЧИНОПРОИЗВОДСТВЕ В КАЗАЧЕСТВЕ

До включения казачьего народа в состав военного сословия Российской Империи (военные реформы Петра I и Екатерины II) чинопроизводство в казачьих войсках не велось. Но были должности хорунжий ( знаменосец, от слова хоругвь – знамя), сотник, есаул, войсковой старшина и полковник. Обладатели этих должностей выполняли как военные функции, так и административно-хозяйственные. После военных реформ ХYIII века, эти должности были введены в чинопроизводство иррегулярных казачьих войск Российской Империи. Место казачьей старшины занял казачий офицерский корпус и казачье дворянство. Поэтому введение чинопроизводства в общественных казачьих объединениях, а к ним относятся и так называемые «реестровые» казачьи общества, в очень умеренных масштабах вполне уместно как фактор восстановления института казачьей старшины. А соответствующие чины по казачьим традициям могут являться и должностями в казачестве. Но казачье чинопроизводство ни в коем случае не претендует на равенство с офицерскими званиями Российской Армии являясь, всего лишь, спец чинами (спец званиями) в казачьем движении. Кандидаты в состав казачьих старшин должны соответствовать всем критериям: по интеллектуальному, образовательному и возрастному признакам и моральному уровню. А вот ношение армейских погон на казачьей форме, лицам не являющимся военнослужащими недопустимо ни при каких обстоятельствах. Знаки различия в общественном казачьем движении могут быть размещены, на плечах, но по размеру уже и короче стандартных армейских погон, наподобие знаков различия органов МВД.

Совершенно особый вопрос введение в казачьем чинопроизводстве – чина «казачий генерал». В казачьих войсках Российской Империи никогда не было чина «казачий генерал», а высший чин у казаков – полковник. Казачьи полковники получали чины генералов на общих для всей Императорской Армии основаниях и становились генералами Русской Армии, а не казачьих Войск. Поэтому казачий Круг, не правомочен, присваивать чин казачьего генерала, так как такого чина никогда не было в казачьих Войсках России.

А правомочен ли присваивать чин «казачьего генерала» Президент Российской Федерации? Президент на то он и президент, что ему доступно очень многое. Но и он не имеет права нарушать Конституцию и Законы Российской Федерации. Если президент присваивает звание генерал-майора кадровому полковнику Российской Армии или российских спецслужб, то это вполне соответствует Конституции и Законам России. А вот если президент присваивает звание «казачьего генерала» гражданским лицам, то есть лицам не имеющим военного образования и не являющимися профессиональными военными, то это вступает в противоречие с Конституцией Российской Федерации, ибо положения о казачьих генералах нет, ни в Конституции, ни в Законах России. Да и само присвоение гражданским лицам генеральских чинов отдает чем-то несерьезным, уродливым.

Поэтому употребление звания «казачий генерал», считаю совершенно неуместным, как в среде общественного казачьего движения, так и в органах государственной власти Российской Федерации. Ибо это является ничем иным как преднамеренной грубейшей провокацией направленной на подрыв авторитета, как казачьего движения России, так и казачьего народа в целом.  

О ПРАВАХ И ОБЯЗАННОСТЯХ СТАРИКОВ НА КРУГАХ

Старики по казачьим традициям принимали участие в работе органов местного самоуправления – в хуторах и станицах. Они представляли на этих Кругах интересы старшего поколения казаков и на этом уровне были вполне необходимы и уместны. При проведении Кругов более высокого уровня, в Отделах, Округах, Полках, Войсках старики отсутствовали, потому что на этих Кругах не рассматривались вопросы, затрагивающие интересы старшего поколения казачества. Доминирующим компонентом Кругов этого уровня была казачья старшина. А если некоторые старики и попадали на эти Круги, то по уму, а не по возрасту. Со времени же введения института наказанных атаманов с конца ХYIII века и до 1917 года Круги в Отделах, Округах, Полках, Войсках не проводились вообще.

Борис Алмазов некритично подошел к правилам проведения Кругов и уровень Кругов местного самоуправления – станичных и хуторских, перенес на уровень Кругов: Отделов, Округов, Полков, Войск и даже Всероссийских казачьих объединений. А «Советы стариков» на этом уровне, да к тому же действующие на постоянной основе – это грубейшее нарушение, а точнее полнейшее забвение казачьих обычаев и традиций. Но верхом безответственности и глупости было наделение стариков правом «вето» на Кругах. Конечно, на станичных и хуторских Кругах к мнению стариков всегда прислушивались, но правом «вето» их никто никогда не наделял. Правом «вето» обладала лищь высшая инстанция – собственно сам Круг казаков, при этом слово «вето» в казачьем лексиконе не использовалось вообще. Посмотрите Казачий раздел «Свода Законов Российской Империи» и вы увидите существенные различия между казачьим законодательством и алмазовскими нововведениями.

В рамках проведения Кругов никогда не существовало каких либо иных институтов управления кроме самого Круга казаков. Были органы управления Кругом – Старшина Круга, дежурный есаул и приставы и были выборные казаки и старшины. Ни каких «Советов стариков», «духовников Круга», «есаульцев» и иных структур – посягающих на полновластие Круга, у казаков никогда не было и быть не могло. И даже на станичных и хуторских Кругах были не «Советы стариков», как особый институт управления Кругом, а просто старики – принимавшие участие в их работе. Институт «Советов стариков» для казачьих Кругов явно смазан с Советов старейшин у горских народов Кавказа. А слово совет подсказывает, что авторами данной задумки являются не казаки, а совдеповцы. Казачество являлось военно-служилым народом Российской Империи, а поэтому в основе его общественного устройства стояла не гражданская (общинная) система и не духовная (религиозная), а воинская.

Рассмотрим проект «Положения о Совете стариков Войска (отдела, станицы)», с претензионным названием «Атаманам на заметку» – опубликованный в газете «Казачий взгляд» за № 5, май 1999 года. Подготовленный видимо последователем Бориса Алмазова и не меньшим чем он «сочинителем»:

«Совет стариков Войска – самостоятельная, традиционная организационная структура, игравшая важную роль в соблюдении и сохранении казачьей круговой демократии, особенно в выработке Кругом взвешенных решений а так же обеспечения соблюдения традиций и должной дисциплины на самом Круге… Старики могут покинуть Круг, который тут же теряет все свои полномочия, а его решения становятся недействительными.»

– Выражение «Совет стариков Войска» нелогично, если это Войско, то при чем здесь старики? А если это «Совет стариков», то при чем здесь Войско ?! Да и как может быть самостоятельным «Совет стариков»? Самостоятельным от кого? От атамана, Атаманского Правления, Круга? Налицо грубейшее нарушение обычаев и традиций казачества – посягательство на полновластие Войскового Круга и единоначалие Войскового атамана. Недоумение вызывает, и утверждение что старики на Круге отвечают за дисциплину и порядок?! Непонятно каким образом они могут это сделать, тем более, что речь идет о Войсковом Круге! Утверждением же что, если старики покинут Круг, то он сразу же потеряет все свои полномочия – автор проекта переплюнул сам себя. В этом случае для чего нужны Войсковой Круг, Войсковой атаман и Атаманское Правление, когда предлагается простое, и с точки зрения автора эффективное решение – передать все полномочия «Совету стариков Войска».

«Совет стариков не правит и не командует… В тоже время без одобрения Совета стариков ни одно важное решение атамана или Атаманского Правления не должно быть исполнено…Если атаман систематически игнорирует Совет стариков, не приглашает его старшину на Атаманское Правление или не ставит Совет стариков в известность о происходящих событиях в Войске и так далее, то старики лишают такого атамана своего доверия, что вынуждает последнего покинуть свой атаманский пост.»

– Первое утверждение вступает в противоречие с всеми остальными утверждениями. Следующими утверждениями автора текста – «Совет стариков» узурпирует себе права атамана и Атаманского Правления и посягает на полномочия высшей инстанции (власти) у казаков – казачьего Круга, права выбирать и снимать атаманов.

«…Замечания и поручения казакам со стороны Совета стариков принимаются должным образом и беспрекословно выполняются.»

– Если замечания и поручения должны беспрекословно выполняться, то это уже не замечания и поручения, а приказы. Скажите мне, кто и когда, разрешал старикам отдавать приказы? Какими это обычаями предусмотрено?

«Имея на Круге равный голос с Атаманским Правлением, Совет стариков может наложить вето на… решение атамана. После повторного отказа атамана считаться с мнением Совета стариков, его члены ставят вопрос о переизбрании атамана или покидают Круг...»

– Если «Совет стариков» может наложить вето (запрет) на решение атамана, то в этом случае он имеет не равный голос с Атаманским Правлением, а стоит над Атаманским Правлением. На самом же деле по традициям и обычаям казачества, на казачьем Круге и атаман и генерал и члены Атаманского Правления имеют права не больше чем любые другие, такие же как и они, выборные казаки. Нет на Круге ни атаманов, ни Атаманских Правлений. Они складывают свои полномочия перед делегатами Круга и Круг проводит совершенно другой институт управления: Старшина Круга, дежурный есаул и приставы. На Круге нет ни каких иных решений кроме решений самого Круга, как нет и никакого права «вето» у стариков. Вопрос избрания или переизбрания атамана, правомочен решать, только Круг казаков.

«Состав Совета стариков, определяемый самими стариками, не подлежит утверждению на Круге. Он так же сам решает вопросы, касающиеся регламента работы Совета стариков…»

– Этим утверждением «Совет стариков» выводится за пределы Круга, то есть высшей инстанции у казаков, и ставит себя над казачьими Законами – обычаями и традициями казачества.

«Совет стариков имеет право… одобрения или несогласия при избрании или назначении казака на административную должность, при производстве его в чин, а так же при снятии его с должности. Наказание виновных производится только с одобрения стариков… Совет стариков активно участвует в приеме в Войско новых организаций, общин и отдельных казаков.»

– «Совет стариков» посягает на контроль, за всей текущей: организационной, финансовой, хозяйственной и кадровой работой казачьих объединений, полностью подменяя собой Атаманское Правление. При этом возникает двоевластие: один орган законный – атаман и Атаманское Правление, другой подзаконный – «Совет стариков». То есть налицо посягательство «Советов стариков» на единоначалие атаманов.

«В Совет стариков Войска обязательно входят все старшины нижестоящих Советов стариков. Решение Совета стариков об исключении из организации или общины провинившегося казака принимаются к безоговорочному исполнению Атаманским Правлением.»

– Этим решением создается параллельная Войсковому атаману и Атаманскому Правлению руководящая структура сверху донизу, от станиц и хуторов, до Округов и Войск, которая ровным счетом ни за что не отвечает. Позиция «Совета стариков» в отношении Войскового атамана и Атаманского Правления принимает форму диктата.

О какой взвешенности решений автора проекта может идти речь, когда на лицо присутствуют полнейшая безответственность и абсолютное незнание казачьих обычаев и традиций.

Шестнадцать лет существования «Советов стариков», с 1990 года и по 2006 год, дали основания лидерам казачьего движения назвать этот институт – как бы выразиться помягче – «Советом старых чудаков». Прочитав выше указанный опус, под названием: проект «Положения о Совете стариков Войска (отдела, станицы)», и зная абсолютно негативную роль «Советов стариков» в казачьем движении России можно с определенностью сказать, что атаманы и другие лидеры казачьего движения в оценке «Советов стариков» не далеки от истины. Да и кто в эти Советы попадал? Бывшие секретари партийных комитетов, бывшие: буденовцы, мироновцы, энкавэдэшники, замполиты и так далее. Какие казачьи обычаи и традиции эти люди могут знать и принести в казачье движение?

Укажу на три основных нарушения казачьих обычаев и традиций, допущенных при создании института – «Советов стариков» на казачьих Кругах:

Полномочия стариков, делегатов Круга, распространялись только на период работы Круга, а с его окончанием прекращались. А старикам предоставили право самостоятельного института власти – «Советов стариков», как на период работы Круга, так и функционирования на постоянной основе. Став как бы альтернативой атаману и Атаманскому Правлению. Этим были нарушены основополагающие принципы казачьего жизненного уклада – полновластия казачьих Кругов и единоначалие атаманов в казачьих Войсках.

«Советы стариков» не существовали даже на уровне хуторов и станиц, а их стали создавать на всех уровнях казачьего движения. Одним только этим решением уровень Кругов: Отделов, Округов, Полков, Войск и Всероссийских казачьих объединений опускался до уровня дедушкиных посиделок.

Старики, никогда и ни в каком качестве, не имели право «вето» – это прерогатива только Круга казаков. Наделение стариков правом «вето» поставило их над Кругами, то есть высшей инстанцией у казаков, что в принципе по казачьим обычаям и традициям недопустимо. 

Налицо явная подмена – обычаи и традиции казачества заменили на выдумки современных «идеологов» казачьего движения и их кукловодов.

Во что же вылились эти нововведения для казачьего движения и казачьего народа в целом?

В генах всех казаков заложена завышенная самооценка. В условиях совдеповского режима или режима так называемой демократии современного периода – многие казаки не смогли полностью самореализовать свои возможности. К сожалению, с годами у большинства стариков развивается старческое тщеславие. Поэтому когда «Советы стариков» начинают функционировать на постоянной основе и формируются на всех ступенях казачьего движения – у стариков происходит чудовищный симбиоз: завышенной самооценки, не реализованных возможностей и старческого тщеславия. Гремучая смесь, которая любым казачьим организациям обеспечит склоки, скандалы, интриги и расколы.  

О ПРАВАХ И ОБЯЗАННОСТЯХ СВЯЩЕННИКОВ НА КРУГАХ

Перейдем к самому сложному вопросу – необходимости уточнить место и роль священников на Круге. Какими были их права и функциональные обязанности? И какими их наделили современные «идеологи»?

Священников на Круге посадили на место надсмотрщика и наделили их правами, поставившими их, над Кругами казаков. Им предоставили право без разрешения выборных (делегатов) казаков или дежурного есаула – право говорить на Круге, когда им заблагорассудится. При этом – когда священник начинал говорить, то все казаки обязаны были замолчать?! А если ему, что либо не нравилось в проведении Круга, то он уходил, и тогда все решения принятые на Круге объявлялись недействительными, незаконными?! А далее еще более абсурдно. – Недействительными объявлялись и все решения принятые на Кругах казаков, проходивших без священников?!

Но зачем попу гармонь, а казакам поп на Круге?

Почему бы тогда для уравновешивания статуса казачьих Войск и Христианской Церкви не объявить, что все решения принятые на Церковных Соборах объявляются недействительными – потому что на них не было казаков. Но при чем здесь казаки, возразят мне оппоненты? А при чем здесь Церковь и решения принятые на Казачьих Кругах? Одна организация церковная, другая общественно-этническая и никакого прямого отношения друг к другу не имеют.

А как же этот вопрос решался в исконных традициях казачества?

Высшая власть у казаков принадлежит – всем совершеннолетним мужчинам общины, то есть – Кругу казаков. А если это Круги крупных по численности станиц или Круги более высокого уровня – то выборным (делегатам) старшинам и казакам этого Круга. Отсюда священник, ни при каких обстоятельствах не мог быть выше Круга. Он был частью Круга и подчинялся всем законам его. По казачьим традициям ни священник, ни любой другой казак не могли самовольно покинуть Круг кроме как с разрешения выборных казаков Круга и по уважительной причине. Участие или неучастие священника в работе Круга ничего не меняло. Казаки на кругах обсуждают и решают не церковные вопросы, а казачьи: общественные, хозяйственные, войсковые.

Не мог священник самовольно уйти с Круга и потому, что по казачьим обычаям их за три правонарушения приговаривали к порке плетьми:

– за прелюбодеяние;

– за богохульство– если священник в своей речи применял матерные слова в адрес Бога;

– за неподчинение Кругу.

А в стародавние времена, когда казаки еще не были на государственной службе – а были вольным казачеством, то попов за указанные выше прегрешения карали смертной казнью, в излюбленной казаками форме – «в куль да в воду», то есть топили. И конечно место священнику было не в президиуме, президиумов у казаков не было никогда, а среди выборных казаков Круга. Священников для казачьих общин не всегда хватало, тем более при походах – а Круги казаков, по необходимости, проводились всегда. Но когда на Круге обсуждались церковные вопросы, то священников, как правило, на Круг приглашали. При этом особо подчеркиваю – не просто священников, а именно священников-казаков, то есть священников в свое время, в период прохождения службы, принявших казачью присягу. Священников не присяжных и не казачьего происхождения – ни в казачью общину, а тем более на Круг – не допускали ни при каких обстоятельствах.

Именно по этому никто из священников в настоящее время не соответствует критериям, принятым у казаков:

Они не казачьего происхождения;

Они не принимали казачьей присяги и отказываются ее принимать.

А это означает только одно – данные священники ни к казачьим общинам, ни к казачьим Кругам подпускаться не могут. Ибо это будет грубейшим нарушением казачьих обычаев и традиций.

Какие же функции выполняли священники на казачьих Кругах? – Являлись представителями церковного казачьего клира на Круге. И все. Они были лишены в рамках Круга активного и пассивного права голоса, то есть не могли избираться в атаманы и старшины – и не имели права голосовать за того или иного кандидата.

КОМУ И ДЛЯ ЧЕГО БЫЛИ НЕОБХОДИМЫ ИСКАЖЕНИЯ В ТРАДИЦИЯХ ПРОВЕДЕНИЯ КАЗАЧЬИХ КРУГОВ ?

Ответ прост.

Для кукловодов, которые курировали сектор казачьего движения в широком спектре общественно-политического движения России. Ничего случайного здесь нет. По традиции казачьих Кругов, на период их работы, ни чины, ни награды, ни должности казаков не играли и не играют ни какой роли. И атаман, и генерал и священник, имеют прав на Круге не больше чем любые другие, такие же как и они выборные казаки. И только все вместе, на период проведения Круга, они получают высшую власть.

Как же в этом случае можно контролировать проведение Кругов и направлять в нужное русло принимаемые на них решения, в том числе и выборы атаманов? После того, как указанные выше «идеологи» провели заданную кукловодами программу, им и не нужно стало контролировать всех выборных казаков. Достаточно стало контролировать, три ключевые фигуры и можно было манипулировать деятельностью Кругов в нужном для себя направлении.

Кто же является этими ключевыми фигурами на современных казачьих Кругах?

«Есаулец» Круга. – Только он предоставляет слово выборным казакам. Только он решает, о чем, и сколько будут говорить – штатный оратор или выступающий казак. И только он может решить – оставить на Круге любого выборного казака, или под благовидным предлогом удалить его с Круга.

«Духовник» Круга. – Ему предоставили право брать слово для выступления, когда ему заблагорассудится, без разрешения выборных казаков или дежурного есаула. Если его, что либо не устраивало в деятельности Круга, то он просто уходил с него, и тогда якобы принятые на Круге решения объявлялись незаконными, недействительными.

«Совет стариков» Круга. – За «Советом стариков» закрепили право брать слово без разрешения выборных казаков или дежурного есаула и право «вето» на любые решения Круга.

Из выше сказанного видно, что грубейшим образом нарушен принцип равноправия всех выборных казаков на Круге и в привилегированное положение поставлены: «есаулец», «духовник (священник)» и «Совет стариков». Они получили право манипулировать Кругом и диктовать свою волю институту являющемуся высшей властью у казаков, то есть самому казачьему Кругу. И при этом никто из них абсолютно ни за что не отвечает. Налицо пресловутые ножницы: максимум власти, при минимуме ответственности.

С «есаульца» какой спрос? – Ни какого. По окончании мероприятия ушел с Круга, и на этом его функциональные обязанности закончились.

С «духовника (священника)» какой спрос? – Ни какого. Ушел с Круга и больше он ни к Кругу, ни к самой казачьей организации ни какого отношения, ни имеет.

С «Совета стариков» какой спрос? – Старики никогда и ни за сто не отвечали и не отвечают. Разошлись по домам и все.

Вот это и есть искомый результат целенаправленного искажения традиций демократии казачьих Кругов. А в результате полный контроль кукловодов за деятельностью Кругов и абсолютное манипулирование ими. Тех же, кто пытался остановить произвол и восстановить традиции демократии казачьих Кругов – кукловоды через своих подставных лиц объявляли их «одиозными» фигурами и под любыми предлогами, разными методами и средствами удаляли из среды казачьего движения. А результат их деятельности налицо. Казачье движение России впало в глубочайший системный кризис не виданный со времен большевистского погрома и периода массовых репрессий против казаков 1918-1958 годов.

Институты: «есаульцев», «духовников Круга», «Советов стариков», есть ни что иное – как система блокировки казачьих Кругов и принятых на них решений – навязанная кукловодами.

И наконец последний вопрос: 

О КУКЛОВОДАХ КАЗАЧЬЕГО ДВИЖЕНИЯ РОССИИ

Кто подразумевается под кукловодами?

Конечно, Администрации Президентов Российской Федерации и их подразделения как бы они не назывались: «Совет по делам казачества», «Департамент по делам казачества», «Управление по делам казачества при Президенте Российской Федерации», «Главное управление казачьих Войск при Администрации Президента», «Советник Президента Российской Федерации по вопросам казачества» и так далее.

А кукловодом №1 был и есть первый куратор по казачьим вопросам и автор главной разработки по работе с казачьим движением России, которая гласит: «С казаками обо всем говорить, все обещать и ничего не делать». Эта установка неукоснительно соблюдается государственными органами России, в отношении казачьих организаций и объединений, с 1990 года и по настоящее время. Разумеется, речь идет о бывшем вице-премьере Правительства Российской Федерации, одним из главных разработчиков нынешней Конституции Сергее Шахрае. Именно – на Администрациях Президентов Российской Федерации, с 1991 года и по 2006 год, лежит основная ответственность, за очередное расказачивание казачества и преступную политику, направленную на окончательное решение казачьего вопроса

«Нет человека и нет проблемы» – изрек отец всех народов Иосиф Сталин. Нет по Конституции Российской Федерации казаков, и нет никому дела до них – решили в Кремле. Администрации Президентов Российской Федерации не видят и не желают видеть казаков – в настоящее время до 5-6 миллионов человек, кстати граждан Российской Федерации, бывших до 1917 года вторым по численности народом Российской Империи после русских. Они не находят казакам место в семье народов России, объявляя казачество, то сословием, то этно-сословной группой, то субэтносом разных этносов. Даже эта неопределенность Администраций Президентов Российской Федерации показывает, что дело об отказе государственных органов в признании казачества одним из народов Российской Федерации шито белыми нитками. При этом уточняю – казачий этнос является часть русского суперэтноса (народа) состоящего из: русских, украинцев, белорусов и казаков (народ в народе). Но по современной терминологии русскими называют только великороссов. А вот великороссами – казаки никогда не являлись и не являются.

Но в одном кукловоды преуспели. После большевистского переворота 1917 года и периода массовых репрессий против казаков – казачество потеряло юридически 100 % своих общинных войсковых земель. Но фактически, за исключением эмигрировавших и репрессированных казаков и членов их семей проживали на своих землях. Исключением стали только земли Сунженско-Владикавказского отдела терского казачества, незаконно переданные (подаренные) Советским Правительством – вайнахам: чеченцам и ингушам.

За последние 15 лет (1990-2005 годы) мы потеряли – полность земли: уральского и семиреченского казачества, почти полностью земли терских казаков и часть территории донских, кубанских, сибирских и амурских казаков.

На Президентах России, Государственной Думе, Федеральном Собрании и Правительстве Российской Федерации лежит полная ответственность за уничтожение и юридически и фактически:

– Терского казачьего Войска;

– Уральского Казачьего Войска;

– Семиреченского Казачьего Войска.

За чудовищный геноцид русско-казачьего населения в Чечне, Ингушетии, Казахстане и Таджикистане. За то, что ограбили и пустили по миру не только: терских, уральских и семиреченских казаков, но и все русское население данных регионов. 

Казачеству давно уже пора отказаться от решения вопроса государственной службы казачества. По двум причинам:

Невостребованность государственной и военной службы казачества;

Неготовность казачества к государственной и военной службе.

Перед казачеством должны быть поставлены более важные, более

актуальные и более значимые цели и задачи:

– этническое самоосознание:

– самосохранение казачьего этноса;

– самоорганизация казачества;

– создание общеказачьих органов самоуправления;

– борьба казачества за возвращение им их общинных, войсковых земель, обильно политых потом и кровью казачества. 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

После того, что произошло на глазах всей Российской Федерации и всего мира в 1989-2005 годах на территориях Чечни и Ингушетии с русско-казачьим населением – совместное проживание русских и казаков с одной стороны, а чеченцев и ингушей – с другой, стало абсолютно невозможным. Пролиты реки крови. Единственным справедливым решением в данной ситуации является вычленение из территории Чечни и Ингушетии всех казачьих земель, незаконно подаренных им, Советским Правительством в 1921 и 1957 годах. И воссоздание на этой территории – ТЕРСКОЙ ОБЛАСТИ с центром в г. Грозном, для возвращения на свои исконные земли русского и казачьего населения, подвергшегося геноциду и этническим чисткам со стороны вайнахов. Оставим аулы чеченцам и ингушам, а казачьи станицы и хутора могут принадлежать только русско-казачьему населению этого региона. Казачество никогда не признает иного решения этого вопроса. Недопустимо решать проблемы одних народов – чеченцев и ингушей, за счет территории и законных прав других народов – русских и казаков.

Необходимо решать и проблему казачьих территорий – хуторов и станиц переданных Советским Правительством – в состав других северо-кавказских республик. В настоящее время идет активное заселение кавказскими этносами казачьих станиц и хуторов – то есть этническая экспансия кавказцев на казачьи земли. Последние 20 лет (1985-2005 годы) происходит массированное сокращение численности русско-казачьего населения этого региона. Создается впечатление, что именно это и является стратегической целью государственной политики Российской Федерации на Юге России.

При игнорировании данной проблемы государственными органами Российской Федерации в ближайшие 25-50 лет от русско-казачьего населения этого региона останутся только названия.

То есть произойдет полная исламизация, в наиболее экстремистском ваххабитском варианте, всего Юга России.

В настоящее время военно-политическое руководство Российской Федерации проводит пир на костях. В отсутствии 370-тысячного ограбленного и изгнанного русско-казачьего населения Чечено-Ингушетии (при этом до 100 тысяч из них уничтожено физически) – организует для чеченских сепаратистов и работорговцев «Референдум» по принятию Конституции Чеченской Республики и проводит «выборы» «президентов» Ингушетии и Чечни?! И это в отсутствии 270-тысячного русско-казачьего населения, подвергшихся геноциду и этническим чисткам на территориях так называемых «Республик» Ингушетии и Чечни?!

То есть высшее военно-политическое руководство Российской Федерации вступило в сговор с врагами русского народа и казачества, для того, что бы узаконить результаты геноцида и этнических чисток против русских и казаков в Ингушетии и Чечне в 1989-2005 годов, и придания легитимности чеченским сепаратистам и ингушским экстремистам. И по другому – это понять невозможно.

Итогами первой и второй «чеченских» кампаний Вооруженных Сил Российской Федерации являются – истребление, ограбление и изгнание всего русского и казачьего населения, проживающего на исконных казачьих территориях, переданных в состав Чечни и Ингушетии: в 1711, 1921, 1957 годах. То есть изгнание русских и казаков с исконно казачьих земель незаконно переданных Чечне и Ингушетии. Военно-политическое руководство Российской Федерации и Вооруженные Силы России в основном выполнили и продолжают выполнять стратегические цели вайнахов – чеченских и ингушских сепаратистов и экстремистов. По расширению ими жизненного пространства за счет русского народа и казачества.

10.11.2006 года

Председатель Совета Атаманов
Союза Казачьих Войск России
А. Т. Ветров

Тел. 8-906-093-15-78