Для русского уместен не патриотизм, а только национализм

Интервью православному журналу «Русский образ»

1. НДПР создавалась как коалиционная партия. По каким принципам происходило объединение национал-патриотов? С кем вы предпочли объединиться и с кем размежеваться?

– Напомню, что в свое время, создавая Оргкомитет НДПР, мы сделали абсолютно правильный, точный ход, предусмотрительно пригласив к сотрудничеству всех русских общественных деятелей, союз с которыми мы посчитали перспективным. Принцип объединения был один: это должны были быть русские по крови люди, обладающие реальными ресурсами – организацией, СМИ, средствами, связями, авторитетом и репутацией, наконец. Приглашения не рассылались только тем лидерам, которых мы сочли несостоятельными, провалившими высокую миссию, возложенную на них историей: Д. Д. Васильева, А. П. Баркашева, А. Г. Стерлигова, Д. О. Рогозина и некоторых других. Напомню также, что поначалу в Оргкомитет входили некоторые лидеры и организации (например, глава издательского дома «Русская правда» А. М. Аратов, «Партия Свободы» Ю. А. Беляева, Народная национальная партия А. К. Иванова-Сухаревского и др.), которые в дальнейшем предпочли одиночное плавание. Таким образом, еще на стадии проекта НДПР и подготовки к ее созданию нами были испытаны и исчерпаны практически все основные варианты теоретически возможных блоков. При этом кто вошел к нам – тот уж вошел, кто не захотел войти – не вошел и теперь вряд ли войдет, а кто вышел – тот вышел. И что тут к этому добавить? Ведь ничего нового с тех пор на политическом поле России не появилось.

Ну, а размежевание с претендентами на патриотическое звание мы выдерживаем строго: во-первых, с коммунистами, которых считаем псевдооппозицией, партией соглашателей; во-вторых, с оборотнями типа Жириновского или Сухаревского; в-третьих, с партией власти, которую мы считаем коллективным подельником Ельцина и Путина. Впрочем, сейчас в патриоты рядятся даже СПС с «Яблоком»…

Наше различие со всеми партиями, в том числе с патриотами всех мастей, радикально. Оно, во-первых, в том, что мы – единственная легальная и вместе с тем радикальная партия русских националистов, то есть людей, которые глубоко осознали, что нация – первична, а государство вторично, и что нельзя решать государственные проблемы в обход национальных. Во-вторых, мы последовательные оппозиционеры, в отличие, скажем, от «Народной воли» Бабурина, где наложено табу на критику президента. Ну, и в-третьих, у нас есть несколько политических ноу-хау, которыми мы с успехом пользуемся, в отличие от других партий, идущих по традиционным путям и с традиционным, к сожалению, «успехом».

2. Распространенной является точка зрения, что единоначалие в политических организациях более эффективно. По Вашему личному мнению насколько успешно происходит сотрудничество трех сопредседателей НДПР?

– Расхожее мнение не всегда верно. Пока что мы как раз-таки опрокидываем привычные стереотипы, набирая очки именно за счет института триумвирата. Тому, как минимум, три причины. Во-первых, мы демонстрируем нашему движению, смертельно уставшему от борьбы фюрерских амбиций и от перманентного раздрая, живую, действующую модель объединения разнородных русских сил. Это кажется невероятным, настолько все привыкли к обратному, но это так. Во-вторых, мы делим на троих нелегкие обязанности по партстроительству, которые трудно было бы нести каждому отдельно, без помощников. И выполняем каждый свой долг ответственно. У нас нет средств, чтобы платить профессионалам, поэтому стараемся изо всех сил сами. Здоровое соперничество между нами – только на пользу партии: никто из нас не прогнется, не отступит, не схалтурит, иначе сразу попадет под сокрушительную критику коллег. А кому же этого хочется? В-третьих, мы страхуем друг друга от ошибок, подменяем на случай болезни или отъездов (приходится много колесить по стране). И если враг выбьет кого-то из круга, партия останется на плаву. А что будет, к примеру, с «Яблоком» или Либерал-демократами, если не станет Явлинского с Жириновским? В-четвертых, наконец, пример КПРФ и ЛДПР показывает, куда может завести партию (даже большую и цветущую) лидер-предатель, купленный властью. Мы уже насмотрелись на гордых козлов, идущих впереди стада баранов и направляющих это стадо на бойню. Если же в нашей партии на одного из сопредседателей падет тень предательства, соглашательства, его просто разорвут остальные, и партия останется истинно оппозиционной. Так что на мой взгляд, сопредседательство – это поистине находка, важнейшее из наших политических ноу-хау, хотя и не единственное.

3. На наш взгляд, между сопредседателями НДПР существует ряд идейных противоречий. Терехов зарекомендовал себя как представитель «красной» оппозиции, его «Союз офицеров» входил в блоки с левыми организациями. Вы же – потомственный дворянин. Миронов и Терехов – патриоты государства имперского типа, а Вы ратуете за русскую этнократию. Как эти разногласия отражаются на идеологии партии?

– Никак. Мы делаем акцент на том, что нас объединяет (права и интересы русского народа), а не на том, что нас разъединяет. Идеи и верования не способствуют на данный момент национальному единству, разрывают его, мы все в этом не раз убеждались. Это не значит, что каждый из нас не имеет твердых, выношенных убеждений. Но сейчас не время из-за них «ломать строй», как говорят военные. Больше того, такая конфигурация партии подобна ракете с разделяющимися боеголовками, каждая из которых поражает отдельную цель. Можно сравнить нашу партию также с кубиком Рубика: в ней есть грани разного цвета: красная, белая, черная и т.д. – выбирай, кому что нравится (нет только голубой)… Наличие в триумвирате каждого из нас служит гарантией для определенной части русского движения в том, что она, эта часть, достойно представлена в НДПР. За каждым из нас троих идет своя «колонна», а вместе мы и представляем русское движение в целом, в его основных составляющих. И вместе мы – сила.

4. Можно ли сказать, что в НДПР существует «команда Севастьянова», своего рода клуб Ваших единомышленников внутри коалиционной организации?

– Да, разумеется. Мое главное оружие – мысль и слово, устное и письменное. А слово рождает ответное слово, желание поддержать или возразить. У меня есть четкая позиция по всем принципиальным моментам русского движения, я всегда готов к выступлению и дискуссии, всегда готов разъяснить любые вопросы, и благодаря этому число моих сторонников постоянно множится. Но то же самое может сказать о себе и каждый из нас троих. Люди прекрасно осведомлены о наших разногласиях по частным вопросам (мы их не прячем), но берут с нас пример и не позволяют этим частностям взять верх над большим и общим, что нас объединяет.

5. Девиз нашего журнала «За Русский образ России», т.е. Россию мы видим как русские национальное государство, а не безликую «многонационалию». Каким Вам представляется образ России, в случае прихода НДПР к власти?

– Сразу предупреждаю: все, что будет сказано мной в данном интервью по принципиальным идейно-политическим вопросам, отражает только мое личное мнение и не является официальной позицией партии. Подробно на Ваш вопрос ответить здесь невозможно. Поэтому в двух словах: идеальная Россия также видится мне как Русское национальное государство. Где его границы? Они совпадают с границами компактного расселения русского этноса. По образу правления мне кажется оптимальной национально-демократическая – и вместе с тем партократическая – республика президентско-парламентского типа. (Поясню: национал-демократия – это демократия, ограниченная по национальному признаку. А партократия в национальном государстве есть власть абсолютного большинства – государствообразующего народа, создавшего свою партию власти. Так что тут нет противоречия, а есть общественная гармония. Исторические примеры имеются.) Все природные ресурсы России должны принадлежать только нации, распоряжаться ими частным лицам будет воспрещено. Однако частная собственность и капиталистический способ производства не должны быть упразднены, экономика должна носить смешанный характер. Личная собственность граждан на жилье и приусадебные участки должна быть сохранена, но частная собственность на землю – исключается, только аренда. Ну, всего не расскажешь… Отсылаю читателя к партийной программе, к моей книге «Русская идея, век XXI» (М., 2002), к проекту новой Конституции, подготовленному под моим руководством (Русский проект. – М., 1998), а по поводу государственной границы – к карте «Русская Россия. Карта компактного расселения русского этноса» (М., 2001).

6. Отстаивает ли нынешнее государство русские национальные интересы? Как русские люди могут сами защищать свои интересы?

– Нет, сегодняшнее государство Россия в лице высшей исполнительной власти враждебно интересам и правам русских – государствообразующего народа. Мы живем фактически автономно от государства, не защищаемые им, напротив, нас уже приучили постоянно ждать от него лишь новых каверз, подлостей, предательств и тягот. Мы разуверились в государстве и не отождествляем с ним страну наших отцов и дедов, завещанную нам. Ельцинско-путинская Россия – не наша страна.

Для того, чтобы защитить свои права и интересы, русским нужно из аморфной биомассы сделаться нацией – организованной структурой, способной себя обеспечивать и защищать, способной создать свою государственность. Нужна национальная консолидация и создание системы национального самоуправления. Ибо вопросы биологического выживания русских, их статус хозяев своей страны, сохранение русской культуры никого не заботят в этом правительстве, и рассчитывать нам следует только на себя. Но когда мы сами пытаемся брать эти вопросы в свои руки, организуя русские национально-культурные автономии и партии, то встречаем бешеное сопротивление Кремля. Это естественно в свете всего сказанного.

7. Вы занимаете пост руководителя секретариата Федеральной русской национально-культурной автономии России. Что Вы можете рассказать о деятельности этой структуры? Есть ли будущее у русских НКА в России?

– Я был бы рад что-то рассказать, но пока вся деятельность ФРНКАР сводится к попыткам через суды добиться от Министерства юстиции собственной регистрации, да к политическим заявлениям по данному поводу. В сегодняшней России НКА – реальный инструмент национальной самоорганизации, и именно поэтому власть изобретает один повод за другим, чтобы у русских такого инструмента не было. Она боится, что мы создадим свое «государство в государстве» и вернем себе власть в стране, созданной нашими предками. Тем не менее региональные русские НКА созданы сегодня уже в ряде областей (очередная зарегистрирована недавно в Воронеже); учреждена и Федеральная русская НКА, хотя и не регистрируется Минюстом… Эти НКА уже научились выбивать из бюджета средства на культурные мероприятия, на издание газет, получают помещения, учатся использовать иные льготы, предусмотренные законом. В условиях оккупации лучше что-то, чем ничего. Я считаю, что русская НКА должна быть в каждом регионе, и желательно, чтобы руководство региональными отделениями НДПР и НКА было в одних руках. Тогда у нас будет широкое поле для маневра и реальные преимущества и возможности.

8. Интернационалисты часто заявляют, что нельзя быть русским националистом, так как в России исторически сложилось многонациональное государство. Как, по-Вашему, соотносятся русский национализм и российский патриотизм?

– Интернационалисты врут, как обычно. После распада СССР мы оказались в мононациональной стране – России, где 82% населения принадлежит к одной русской нации. Кстати, последняя перепись, по предварительным данным, подтвердила эту цифру за счет русских иммигрантов из стран ближнего зарубежья. 82% - это очень много. Это больше, чем евреев в этнократическом Израиле, больше, чем украинцев на Украине, латышей в Латвии, казахов в Казахстане. В России около 170 народов, народностей и племен, но нация только одна – русская. Закон и порядок в нашей стране должны быть приведены в соответствие с этим фактом.

Теперь о патриотизме. Всякий русский националист – патриот, хотя не всякий российский патриот – националист. Разница между ними только в том, что националисты, подобно патриотам мечтающие о великой России, уже осознали простую и непреложную зависимость: «нация первична, государство – вторично», а патриоты («недонационалисты») – еще не успели это сделать. Как только осознают – превратятся в таких же националистов. Поэтому для националистов аксиома: «нация создает государство». Патриоты же чаще утверждают обратное: «государство создает нацию». Соответственно различаются приоритеты и подходы.

Патриоты считают необходимым и возможным приоритетное укрепление и усиление государства во всех его внешних атрибутах: территория, армия, администрация, службы внешней и внутренней безопасности и т.д. При этом вопросы национального строительства либо принципиально игнорируются («какая разница – еврей, русский, татарин, немец: лишь бы России служил»), либо отодвигаются на второй, третий, десятый план («вот восстановим мощь державы, а там займемся русским вопросом» или, еще чаще: «будет могучая Россия – будет хорошо всем, а значит и русским»).

Националисты считают подобный подход противоестественным, антинаучным и пагубным. Телегу (государство) нельзя ставить впереди лошади (нации). С точки зрения националистов приоритетным является национальное строительство: всемерное укрепление и рост количества и качества государствообразующей нации. В России таковой, как известно, является русская нация. «Будут русские – Россия сама приложится. Будет могучая русская нация – будет и могучая Россия.» Русские – единственный подлинный цемент, скрепляющий страну от Калининграда до Камчатки. Поэтому все, что хорошо для русских, – хорошо и для России. А вот если русские исчезнут, или выродятся, или перейдут опасный рубеж в снижении своего удельного веса в составе населения страны – то не будет и России, ее растащат на куски. «Моя истинная Родина, без которой я – не я, а Россия – не Россия, это моя Русская Нация!» – утверждает националист. А в ответ на клич «Слава России!» возглашает: «Служу русскому народу!»

Патриотизм – паллиатив, полумера, он неглубок, поверхностен; патриотом пригоже быть не русскому, а «россиянину» – то есть нерусскому жителю России. Для русского уместен не патриотизм, а только национализм.

9. Как русские националисты должны строить свои отношения с другими народами России?

– Так же, как строит свои отношения с другими людьми любой нормальный человек – исходя из их отношения к нам. Это прежде всего. С друзьями, союзниками – дружески, с врагами – как враги.

10. НДПР официально провозглашена партией защиты интересов всех коренных народов России. Какие народы России относятся к коренным? Какие ограничения должны быть наложены на некоренных?

– Коренными народами, в отличие от некоренных (национальных меньшинств), принято считать такие народы, у которых нет своих суверенных национально-территориальных образований вне данной страны проживания, в нашем случае – России. Судьбу некоренных народов должен будет решить всенародный референдум, который мы немедленно проведем по приходу к власти. Мы спросим у народа: должны ли некоренные жители иметь все равные права с коренными? Должны ли они, к примеру, избирать и быть избранными в органы власти России? И если народ ответит «нет», то так тому и быть.

11. Чеченцы – коренной народ России. Будет ли НДПР защищать их интересы?

– Моя твердая и неизменная позиция: народам, враждебно относящимся к государствообразующему русскому народу, не место в России. Чеченцы – вековые враги русских, мы были вынуждены и в 1920-е, и в 1930-е гг. проводить против них войсковые операции, задействуя горную артиллерию и авиацию, бомбя все то же треклятое село Ведено… Я сторонник позорного выбрасывания Чечни (в ее исторических границах по Тереку) из состава нашей страны. Если это удастся осуществить, Ваш вопрос потеряет смысл.

12. Какие проблемы русского народа НДПР считает наиболее опасными и намерена решать в первую очередь?

– Самая большая опасность – снижение удельного веса русских в составе населения страны. Ее устранение – первоочередная задача русской власти. Поскольку причин тому много, то решение задачи весьма разновекторно. Данная проблема детально исследована мной в книге «Итоги ХХ века для России. Европа, Америка и Россия: этнодемографические и этнополитические аспекты современной истории» (М., 2002).

Другая опасность – роковая власть инородцев в России, их абсолютное господство в сфере финансов и собственности. Путин – ставленник антирусских сил, которые правят бал в нашей стране, он послушно исполняет их волю, что хорошо заметно в законодательной сфере и в экономике.

Не решив вторую проблему, не справиться ни с первой, ни с какой-либо другой. Поэтому, хотя первая – важнее, вторая – первостепеннее. Русские должны взять власть и собственность в свои руки, это альфа и омега нашего движения.

13. Некоторые чиновники и политики либерально-демократического лагеря призывают открыть ворота для иммигрантов и так «разрешить» демографический кризис. Эту мысль озвучивал Егор Гайдар, а совсем недавно за привлечение мигрантов из Таджикистана высказался Владимир Путин. Что Вы думаете по этому поводу?

– Если мы придем к власти, за открытые высказывания в подобном духе будут очень строго наказывать. Заселение России нерусскими – целенаправленная диверсия, в которой принимают активное участи враги нашего народа и агенты этих врагов.

14. Каково Ваше отношение к Движению против незаконной миграции (ДПНИ), сотрудничает ли НДПР с этой организацией?

– К большому сожалению, я с ней незнаком лично. Насколько мне известно, эта организация, во-первых, состоит чуть ли не из одного человека, а во-вторых, строго законспирирована. Если этот человек (или эти люди) обратятся к нам, ко мне, мы обеспечим всемерную поддержку.

15. При каких условиях, и какими путями возможно восстановление позитивного для России этнодемографического баланса?

– Позитивный для России этнодемографический баланс – это максимальный рост удельного веса русских и больше ничего. Никакого иного позитивного баланса нет и быть не может. Мой личный вклад в решение проблемы всем известен – шестеро детей от одной жены. Здесь хороши, по моему мнению, все средства. Они сложны и взаимосвязаны – от создания соответствующего морально-психологического климата до экономических преобразований. Некоторые детали прописаны в упомянутых «Итогах ХХ века». Если я стану депутатом Госдумы, то намерен возглавить Комитет по проблемам семьи, материнства и детства, поскольку считаю это направление приоритетным в политике.

16. Некоторые русские националисты выступают за вычленение из России нерусских областей. Что Вы думаете по этому поводу? Не приведет ли это к развалу России?

– Смотря какие области вычленять. Если этнополитическая угроза от пребывания такого региона в составе России так велика, что перекрывает выгоды от этого пребывания, то необходимо немедленно и решительно избавляться от него. Территории России для меня – не священная корова, в отличие от русского народа. Первыми можно пожертвовать ради второго. В частности, на мой лично взгляд, это относится к Чечне, где русских было 50%, а осталось 2%, и к Ингушетии, где их было 2%, а теперь и вовсе не осталось. Избавившись от них, мы ничего не потеряем. А вот пребывание чеченцев в составе населения России опасно, разрушительно для русских, я в этом совершенно уверен. Хотя это не партийная позиция, а лично моя.

Поймите: если мы сохраним и преумножим русскую нацию, создадим значительный прирост русских, – то вернем когда-нибудь и территории, коли нужно будет. Если же русская нация разрушится, сократится, подвергнется очередному разделению (как при распаде СССР), то и территории все потеряем, это уж точно. Развал России, которого Вы опасаетесь, неминуемо произойдет именно и только в этом случае.

17. Около 20 млн. русских живет за пределами РФ. Как НДПР предполагает решить проблему разделенной русской нации?

– Мирно и в соответствии с международным правом, в пять этапов: 1) национально-культурная автономия русских в данной области; 2) территориальная автономия данной русской области; 3) отделение и суверенитет данной русской автономии; 4) референдум жителей данного суверенного государства о вхождении ее в состав России; 5) референдум жителей России о принятии данного государства в свой состав. Сейчас, кстати, вполне реально такое воссоединение с Южной Осетией и Абхазией, где более половины жителей имеют российское гражданство, а официальные власти официально обратились к России с просьбой о воссоединении. Мы могли бы уже сегодня создать прецедент.

18. В своих публикациях Вы неоднократно утверждали, что у русских нет братьев кроме белорусов. А как же малороссы?

– По нашим понятиям, они все еще братья, но по своим собственным, увы, - уже нет. И исходить тут следует, конечно же, из их отношения к вопросу, ведь насильно мил не будешь. Впрочем, с российскими украинцами, как мне представляется, отношения могут и должны быть прежними, братскими. Мы все одного корня, несомненно. Я свою старшую дочь выдал за российского украинца - и не жалею, растет чудесный внук.

19. Каково Ваше отношение к так называемым украинским националистам, в частности к УНА-УНСО и СНПУ?

– Весьма отрицательное. Бандеровцы – они и есть бандеровцы, патентованные русофобы. Осенью 1945-го они поезд, в котором мой отец возвращался после взятия Будапешта, под откос в Карпатах пустили, он чудом жив остался. Я не из тех, кто забывает подобные вещи. Ну, а сегодня именно от них исходит импульс, инициатива и идеология в грязном деле украинизации русского населения, русских детей Украины. Именно они как никто другой вбивают клинья между Россией и Украиной, делают все, чтобы разрыв стал необратимым, роковым. Я говорю о том, что хорошо знаю, ибо три года, в 1997-1999, был завотделом Украины и Крыма, а затем замдиректора по науке Института стран СНГ.

20. Есть ли у НДПР четкая программа преобразований на случай прихода к власти?

– Разумеется, иначе я бы и не лез в политику. И программа есть, и люди, способные ее выполнить, намечены.

21. Как Вы оцениваете внутреннюю и внешнюю политику президента Путина?

– Как всецело враждебную по отношению к нашему народу. Я считаю Путина полностью зависимым от враждебных нам сил лицом, несвободным в своем политическом поведении. Впрочем и личность его не симпатична мне по-человечески, я не питаю в отношении нее никаких иллюзий. Кроме того, он – мастер шумовых эффектов, трюков, он спортсмен, а не воин. (Его последний трюк, внешне эффектный, но трагически вредный для русских – это референдум в Чечне.) Но политика – это не спорт, а «продолжение войны другими средствами». Здесь нужны не аплодисменты зрителей, а победы. Именно этого Путин не может.

22. Проведение в России националистических преобразований неизбежно вызовет недовольство так называемого «мирового сообщества». Вы готовы к международной изоляции?

– Я – да. Ибо мы пали жертвой излишней и внезапной открытости. Но, кстати, полной изоляции не будет. В ней не примут участия ни среднеазиатские республики, ни Монголия и Индия, ни энергозависимые Украина и Грузия, ни братская Белоруссия, ни, что самое главное, Корея и Китай, да и зависящая от нашего сырья Япония. Так что не надо преувеличивать угрозу. Без риса не останемся. Зато будет дешевая нефть и газ для своих, будет стимул озаботиться, наконец, продовольственной безопасностью России и т.д. Частичная автаркия – мечта всех русских экономистов-патриотов.

23. А что, если построение русского национального государства вызовет восстание инородцев и всплеск межэтнических конфликтов?

– Смешно даже думать об этом. При установлении этнократических режимов не взорвались ни Украина (украинцев около 60%), ни Казахстан, ни Латвия или Эстония (титульные нации менее 50%), а вы пугаете! Тем более не нужно вообще бояться национальных конфликтов: любой жизнеспособный народ только крепнет в них. А если он нежизнеспособен и может от них рухнуть – так туда ему и дорога. Один из факторов, погубивших СССР, – слишком долгий мир и культ пацифизма. Ах, лишь бы не было войны! И когда война в незнакомом обличье пришла на нашу землю, мы оказались не готовы к ней морально, мы оказались морально разоружены. Не следует повторять собственные ошибки.

Ну, а если смотреть конкретно, то единственный народ, который мог и действительно хотел воевать с русскими, это – чеченцы, за полвека втрое увеличившие свое поголовье, а с ним - пассионарность. Под большим подозрением у меня еще и тувинцы, лидеры рождаемости в нашей стране, почему я и ратую за отделение Чечни и Тувы от России, видя в них этнополитическую угрозу. От всех остальных относительно крупных российских народов я не жду войны. А о мелких что говорить? Впрочем, загляните в нашу полемику с Борисом Мироновым (Б. Миронов. Об отношении русских к коренным народам России; А. Севастьянов. Азбучные истины национализма. – М., 2002), и у Вас все встанет на место.

24. Вы написали книгу «Национал-капитализм», что означает это понятие? Чем национал-капитализм отличается от нынешнего российского капитализма?

– У нас не было выбора между социализмом и капитализмом. Переходный период от феодализма к капитализму (1917-1991) наш народ худо-бедно прошел под водительством КПСС и дорос по своей социальной и производственной структуре до капитализма. Буржуазно-демократическая революция стала неизбежной, и она необратима. Но вот другой выбор – между национальным капитализмом, какой сейчас под патронажем своих компартий строят Китай и Вьетнам, и колониальным капитализмом, в который нас столкнули, – этот выбор у нас был. Мы живем сегодня и мучаемся при колониальном, компрадорском, криминальном капитализме. Наша задача – покончить с ним и вернуть Россию на национал-капиталистический, «китайский» путь развития.

25. Помимо этнополитических проблем у России есть немало других. Какова политика партии в отношении так называемых «олигархов», а точнее говоря – компрадорской буржуазии?

– Я выше говорил о первостепенной необходимости полной национализации природных ресурсов России, которые должны принадлежать всему ее народу в целом, а не отдельным лицам.

Проблема тут в другом, в национальном происхождении большинства олигархов. Возьмите десятку самых богатых людей России, списки которых публикуются: один русский (Пугачев), один полуазербайджанец-полурусский (Алекперов), один еврей по матери (Потанин), все остальные просто евреи. Вот такой расклад. И он отражает, как в капле воды, всю картину в большом, крупном бизнесе (в среднем и мелком русских больше). Причем все нерусские олигархи приватизировали, как правило, либо финансовые потоки, либо природные ресурсы России, то есть их ждет, при нашей власти, немедленное «раскассирование». Ну сами посудите: государственный долг Ирака России - $ 8 млрд.; и Ходорковский, «заработавший» с начала перестройки $ 8,7 млрд., на мой взгляд, должен эти деньги России… Куда это годится! Ведь он не заработал в действительности эти средства, а просто вынул их из народного кармана, и все тут.

Инородцы-олигархи, компрадоры, иностранные «инвесторы» (читай: пираты-грабители) обрыдли и стоят поперек горла всем национальным элементам – русскому народу, русским администраторам, русскому бизнесу. Создалась уникальная ситуация, когда социальная борьба за народные права и интересы слилась по своим задачам с национально-освободительной борьбой!!! Социальный революционный элемент органично объединяется с национально-демократическим революционным же элементом! И в этой борьбе русский предприниматель или администратор встанет плечом к плечу с русским интеллигентом и рабочим, ибо у них – общий противник…

Ну, а в честно заработанных, скажем, в производственной сфере, больших деньгах греха нет. И не все олигархи – компрадоры, и не все они инородцы. К примеру, оружейники, да и не только. От того, насколько успешно они ведут дела, зависит, между прочим, благосостояние сотен тысяч русских людей, занятых в производстве. Среди крупных частных предприятий встречаются и градообразующие, дай бог им процветания.

26. Вы говорите об увеличении госсектора в экономике. Подразумевает ли это пересмотр итогов приватизации и широкую национализацию собственности? Что останется в частных руках?

– О национализации смотри выше. Что останется в частных руках? Всего не перечислишь. Легкая, пищевая промышленность, часть машиностроения, часть сельского хозяйства, сфера услуг и многое другое. За исключением, как уже говорилось, природных ресурсов, стратегических производств, естественных монополий и т.д…

27. Вы говорили, что НДПР – «партия китайского пути». Что конкретно означает «китайский путь»?

– В политике это означает возврат к партократической системе управления страной. По моему глубочайшему убеждению, такими гигантскими территориями, как Россия и Китай, с их традициями, невозможно эффективно управлять по-иному. Партийная ответственность, партийная дисциплина, партийное целеполагание и планирование – незаменимые рычаги управления. И коммунистическая партия в СССР продемонстрировала изумительные успехи в мобилизации средств и ресурсов для решения грандиозных, глобальных задач, и КПК демонстрирует такие же успехи в Китае.

В том, что в нашей стране партократия рухнула, система не виновата. Беда наша в том, что КПСС своевременно не перестроилась идеологически, не поменяла обветшалые постулаты и приоритеты, а китайцы сумели это сделать. Наши коммунисты остались интернационалистами и противниками частной собственности, китайцы же всегда были ультра-националистами, всегда исповедовали принцип опоры на свои силы, и у них хватило ума не бросить страну, как слепого щенка, в водоворот рыночной стихии, а последовательно и постепенно под красной вывеской выстраивать национал-капиталистическую систему. Которая сегодня, на XVI съезде КПК, закономерно увенчалась призывом предпринимателей в компартию, открывшим прямую дорогу частному капиталу во власть. В сущности, национал-капитализм, как это можно видеть на идеальном примере Китая (а до того – Германии 1933-1939 гг.), это госпарткапитализм, ориентированный на процветание как национального бизнеса, так и страны в целом. Партократическое государство строго следит, чтобы баланс интересов бизнесменов и государства не нарушался, чтобы бизнес действовал только во благо, а не во вред государству.

Немалую роль сыграл, конечно, личный фактор: у нас на вершине властной пирамиды оказался Горбачев – самовлюбленный дурак, предавший свой народ, а у китайцев – мудрец и патриот Дэн Сяопин. Горбачев «запорол» совершеннейший инструмент управления – партию, Дэн Сяопин ее укрепил. Огромное значение имела еврейская «пятая колонна», захватившая власть в России; в Китае такой колонны не было (евреев в количестве 2000 чел. Китай «приобрел» вместе с Гонконгом, из маоистского Китая они практически все поуезжали). Но все эти различия говорят об одном: инструмент партократии – совершенен и незаменим, дело лишь в том, кто и как им пользуется.

Для отечественной экономики, для русского предпринимателя китайский путь означает защиту от экономической агрессии со стороны инородческого и иностранного капитала.

Для армии китайский путь означает во многом возвращение к приоритетам советского периода, ибо для защиты национального государства и национальной экономики потребуется настоящая суперсовременная народная армия, внушающая страх и уважение всем народам мира.

Для молодежи китайский путь означает возможность достигать вершин карьеры и творческой самореализации, не покидая Родины; мы покончим с таким позорным явлением, как утечка умов, не находящих признания и достойного существования в России. Русской молодежи будет открыт широкий путь в национальную элиту.

Для народа в целом китайский путь означает жесткий контроль партии и государства за соблюдением социальных гарантий в государственном и частном секторах, а главное – ориентацию на рост благосостояния народа, на облегчение его тягот.

28. В Ваших работах встречается выражение «национальная революция», а НДПР Вы характеризуете как «партию Возмездия». Звучит довольно угрожающе, не кажется ли Вам, что это отпугнет избирателя?

– Скорее, наоборот. Это может отпугнуть только такого избирателя, чье рыльце в пушку. Основная же масса народа давно заготовила проскрипционные списки, хотя и не кричит об этом. Думаю, что та партия, которая сможет выложить на стол головы Ельцина, Гайдара, Чубайса, еще некоторых одиозных персон, или хотя бы пообещает это сделать, обеспечит себе одним этим грандиозный успех. И потом, мы же не призываем к террору, к погромам, к какой-то экстремистской деятельности. Нет, мы лишь обещаем предать, придя к власти, этих людей справедливому честному суду, а потом публично повесить на Красной площади с полным соблюдением закона. Или сослать на урановые рудники.

О национальной революции. Любая революция – есть коренное изменение жизни. Она вовсе не обязательно происходит насильственным путем. Пример? Пожалуйста: «холодная» буржуазно-демократическая революция 1991-1993 гг. в России. Но история учит: вслед за буржуазно-демократическими революциями, развязывающими народную инициативу, всегда приходит революция национальная. Это закон. В нашей жизни происходят, пусть медленные, зато глубокие, «тектонические» сдвиги. Русские люди учатся политическим инициативам, они накапливают опыт и материальные средства. А самое главное – в их головах национальная революция уже сегодня происходит стремительно и бурно! Русская мысль уже отвергла интернационал и «совковость», она сформулировала русские права и интересы. А русская воля проснулась и требует русской власти в русской стране!

Но если революция произошла в головах людей, ее уже ничем не удержать: она произойдет и на улицах, и в коридорах власти. И пугать русских людей русским национализмом – просто глупо, все равно, что пугать рыбу водой.

29. Опишите, пожалуйста, свой электорат. На поддержку какого слоя Вы рассчитываете прежде всего?

– Мы рассчитываем на широкую поддержку всей нации. А нация – это все вместе, без деления на классы и слои. Моя личная задача – привлечь в нашу партию интеллигентов и предпринимателей или, по крайней мере, обеспечить поддержку с их стороны.

30. Бытует мнение, что национализм – удел маргиналов, как сделать национализм идеологией общественных элит?

– Это совершенно неверно. В любой нормальной стране представитель высших элит – непременно националист свой нации. Представитель английской элиты – английский националист, представитель немецкой элиты – немецкий националист, представитель еврейской элиты – еврейский националист и так далее. Национализм – элитарен по определению, ибо любая нормальная элита хочет быть хозяином, а не лакеем в собственной стране. Больше того, перед нами вообще-то – весьма истинный критерий: не националист – значит, не элита или недоэлита.

Проблема России вот в чем. Большевикам ради создания многонационального Советского Союза потребовалось уничтожить все элиты всех народов империи, и это было сделано. Ибо националистический потенциал обычного среднего человека невысок, простые люди разных национальностей беспроблемно уживаются друг с другом. Но, поскольку никакая страна без элиты существовать не может, постепенно та же КПСС восстанавливала различные национальные элиты. И по мере их восстановления – украинской, казахской, грузинской, латышской, эстонской и т.д. элит – судьба СССР была решена. Единственная элита, чье восстановление всячески искусственно тормозилось - это как раз русская элита (к примеру, в РСФСР не было ни своего ЦК, ни своей Академии наук). И эта задержка сказывается до сих пор. Все вновь созданные национальные элиты бывших союзных республик уже благополучно выстроили собственные национальные, этнократические государства, только Россия пока с этим подзадержалась. Но это лишь вопрос времени.

Есть, правда, и другой аспект. Национализм – это не только любовь, более или менее осознанная, к своему народу. Это еще и инстинкт самосохранения нации. А инстинкты, как известно, сильнее всего действуют в наименее просвещенных (если хотите – в маргинальных) слоях общества, не скованных культурными стереотипами. Так что в националистическом движении верхи и низы общества органично смыкаются, неизбежно затягивая в свой круг и пограничные «средние» слои. И в этом наша сила.

31. В каких отношениях НДПР находится с блоком КПРФ-НПСР, а также другими оппозиционными режиму партиями?

– Мы не считаем блок КПРФ-НПСР оппозицией режиму. Эта «оппозиция» все годы была занята только самосохранением и надуванием мыльных пузырей. В реальной жизни они пропустили все антинародные законы, утвердили все антинародные бюджеты и всех антинародных премьер-министров. Они потеряли авторитет, растратили свой политический капитал, и сегодня власть вытирает об них ноги, ибо они никому не страшны. При поддержке 35-40% электората, они имеют нулевой коэффициент полезного действия! Они не способны на большее. Мы намерены действовать так, чтобы те, кто сегодня от безысходности собирается голосовать за вялых, миролюбивых капитулянтов-коммунистов, проголосовали бы за бодрых, агрессивных националистов. Ибо за коммунистами – лишь «светлое прошлое». Будущее – за нами.

32. Как Вы можете прокомментировать ту критику, которая обрушилась на НДПР со стороны части патриотической общественности (имеются ввиду позиции РНЕ братьев Лалочкиных, «Союза Православных Граждан», Агентства Русской Информации)

– Без причины и воробей не чирикает. Агентство Русской Информации, насколько я знаю, финансируется Березовским и возглавляется отставным офицером ФСБ. Когда ведущую журналистку АРИ – Милану Королькову – попрекнули заведомо лживой статьей в отношении НДПР, она только плечами пожала: «Вы ж сами понимаете – это заказ». Союз православных граждан – это коалиция, в которой первую скрипку играет общество «Радонеж», во главе которого стоит еврей Евгений Никифоров, с которым у меня тянется судебный процесс аж с 2000 года (он напечатал обо мне клеветническую статью и написал на меня ложный донос в прокуратуру). Братьев Лалочкиных наша партия лишила надежды выстроить собственную партию на базе РНЕ, а в главной вотчине их – Воронеже – практически вся организация РНЕ перешла из-под одного из братьев в нашу НДПР. Как видите, у всех названных Вами фигурантов есть веские, в том числе личные причины ненавидеть нашу партию и бороться против нее всеми силами.

33. В Интернете появились материалы, дискредитирующие НДПР как антихристианскую партию. Некоторые из них основываются на Ваших высказываниях. В этой связи нашим читателям будет интересно узнать: во-первых, какова политика НДПР по религиозному вопросу; во-вторых, кто Вы лично по вероисповеданию?

– В нашей партии на религиозную тематику наложено жесткое табу. И это правильно, разумно и благородно. Нетрудно заметить, что противники русского национально-освободительного движения стремятся раздуть религиозные противоречия между русскими людьми, вбить клинья между представителями разных конфессий, разорвать русское движение по границам верований. И надо сказать прямо, что это им блестяще удавалось до сих пор. Отрицательно воспринимая все, что мешает русскому единству, я оцениваю разные группы верующих только с точки зрения готовности к единению. Ибо в этом сегодня – соль и корень всего. Вера – личное дело каждого, а вот права и интересы у всех русских людей общие.

Я лично, раз уж Вы спросили, не считаю вполне истинной какую-либо религию в мире, не исповедую ни одной конфессии и думаю, что хотя доля истины есть во многих из них, но всей полнотой не обладает ни одна, хотя претендуют на это все. Вместе с тем, я бываю в церкви, выполняю ряд обрядов, которые считаю истинными, действенными. Поклоняюсь многим святым, в особенности – моему покровителю Александру Невскому, великому русскому воину, защитнику нашего народа. Возжигаю свечи в память умерших представителей своей семьи, всех, кого знаю и помню. Молюсь им и за них; подаю «за здравие» и «за упокой», точно знаю, что это нужно делать. Пользуюсь прекрасной молитвой «Отче наш», хотя понимаю ее не вполне общепринятым образом. Убежден в существовании реального потустороннего мира, в бессмертии души, в переселении душ в новые тела и т.д. Я – материалист, и если делаю все это, то только потому, что не верю, а твердо знаю о необходимости, справедливости и действенности того, что делаю.

Есть у меня и своя гипотеза о сущности Бога, но это – не для краткого и поверхностного разговора. Быть может, я когда-нибудь напишу об этом серьезный труд.

В 1993-1995 гг. на почве глубокого разочарования в христианстве я критиковал его с морально-политических позиций и не сдержал горьких упреков по адресу РПЦ. Однако впоследствии я признал как факт консолидирующую роль православия для русских в ближнем зарубежье, а также опасность религиозного вакуума для России, ставшей объектом агрессии со стороны сект и инославного христианства (ни к тому, ни к другому я симпатий не питаю). Поэтому я не собираюсь воевать с христианством, с РПЦ, но и поклоняться Христу, исповедовать и защищать его учение – по совести не могу. Полгода назад издательством «Десница» выпущена интересная книга – «Русский православный катехизис»; она с позиций церковного эрудита, глубокого знатока христианства, подтверждает некоторые мои худшие опасения. Ознакомьтесь с ней – и Вам будет легче понять мою позицию.

Обращу, вместе с тем, Ваше внимание на тот факт, что составители энциклопедии «Святая Русь. Большая энциклопедия русского народа. Русский патриотизм», только что выпущенной под редакцией О. А. Платонова (М., Православное издательство «Энциклопедия русской цивилизации», 2003), сочли возможным разместить в ней объективную статью обо мне, чего, конечно, не произошло бы, если бы слухи на мой счет, о которых Вы упомянули, имели под собой почву.

В т.н. русском ведизме мне симпатичны многие установки, но я не считаю эту систему самодостаточной и цельной, она не дает ответов на мои вопросы, не удовлетворяет меня. Но русские ведисты, как и русские христиане во множестве – мои друзья и соратники, я не отдаю предпочтения тем или другим по религиозным мотивам и готов защищать и тех, и других.

Что до НДПР в целом – то ни христианской, ни языческой, ни атеистической ее назвать нельзя. Она светская в лучшем смысле слова. Но какая же она антихристианская, если в ее руководстве состоит такой видный защитник православия, как Борис Миронов со товарищи?

34. Говоря о современных внешнеполитических реалиях, нельзя не коснуться исламского фактора. На Ваш взгляд, как должны относиться русские националисты к противостоянию Ислама и Запада. Угрожает ли исламский мир России и русским?

– С моральной точки зрения, я считаю, страны ислама ближе нам, чем вырождающиеся страны Запада, зашедшие в полный тупик со своей либеральной демократией, абстрактным гуманизмом и политкорректностью. Сегодня уже совершенно ясно, что европейский путь развития губителен для устоев нормальной человеческой жизни, для взаимоотношений поколений и полов, что он ведет к вырождению народов и рас. Общество, устроенное по законам шариата, мне кажется понятнее, здоровее и привлекательнее, нежели то, какое выстроили западные народы, особенно Америка, – с его засильем всех и всяческих меньшинств, от сексуальных и религиозных до национальных, с его бескрайним отчуждением индивидуумов, моральным разложением и извращенностью, с диктатом формального права и т.д. Надо честно признать, что мечеть гораздо лучше и эффективнее контролирует и корректирует моральное состояние общества, чем христианская церковь.

На мой взгляд, у нас с этническими мусульманами нет почвы для религиозно-нравственного конфликта (в отличие от иудеев), а есть лишь чисто этнические противоречия. Да, мы вынуждены думать о своей защите от этнической экспансии, этнической агрессии мусульманских народов, соседствующих с русскими. Это факт. Но это не более, чем вопрос взаимоотношений с соседями-инородцами, а не с религией и не с мусульманами вообще, например, с отдаленными от нас в пространстве арабами. Заезжие армяне или грузины доставляют нам проблем не меньше, чем азербайджанцы. Не говоря уж о евреях. Этнодемографические и этнополитические проблемы следует четко отделять от конфессиональных. Сам по себе Ислам нам не враг. А вот зато наши истинные враги не жалеют усилий, чтобы втянуть нас именно в русско-мусульманское противостояние, придать нашему конфликту с инородческой экспансией сугубо этноконфессиональный характер. С этой целью они готовы даже поддерживать РПЦ, лишь бы разогреть христианский фанатизм и направить его против мусульман. Я раскусил это еще десять лет назад…

Что касается политики, то страны ислама сегодня – единственный активный борец с главным злом и главной опасностью современности: с еврейско-американской глобализацией, и с этой точки зрения – наши естественные союзники. Америка недаром заслужила у них титул «Большого Шайтана», то есть врага номер один. Здесь я больше всего боюсь одного: что США, одержав победы в Афганистане, Ираке и т.д., натравят на нас мусульман покоренных стран, используя их как пушечное мясо в непростом деле нашего окончательного разоружения, в том числе ядерного. Как это делается, отчасти можно увидеть на примере войны в Чечне, поглотившей едва ли не все наши запасы обычных вооружений. Несколько ядерных взрывов на территории России и Афганистана (например) не помешают затем контингентам НАТО или ООН взять под контроль наши атомные электростанции и ракетные шахты, а главное - основные месторождения ископаемых.

Наши задачи поэтому – 1) не дать затухнуть вражде Ислама и Запада, поддержать арабские страны, Судан, Иран и т.п., 2) не дать Западу перевести на нас стрелку этой вражды, 3) хорошенько подготовить, на случай окончательного поражения мусульман, следующего претендента на противостояние с сионизированным Западом – Китай, 4) при всех перипетиях самим уходить от вооруженных конфликтов, выступая в роли советников, технологов и т.д. и одновременно всемерно укрепляя собственную обороноспособность.

35. Герои Белого движения: Врангель, Колчак, Корнилов, Туркул не были 100% русскими по крови, но в то же время они были Русскими с большой буквы. Как Вы относитесь к такому утверждению?

– Что такое «Русский с большой буквы», я не знаю. А кто тогда – «с маленькой»? И кому дано право это определять? Неформальными критериями в социологии и этнографии пользоваться недопустимо, неприлично, это уровень кухонных дебатов.

В определении национальности людей никуда не деться от происхождения по крови. По представлениям, выработанным моим кругом политологов, на звание русского может претендовать только тот, у кого хотя бы один из родителей – русский. (За исключением евреев по матери.) Названные Вами герои, насколько я знаю, соответствуют этому критерию. Со временем, для поколения моих внуков, я хотел бы устрожить данный критерий. Для начала хотя бы так: русским может считаться человек, имеющий не больше одного нерусского предка в третьем колене. Но сегодня такая строгость преждевременна.

Ну, а если в человеке нет вообще ни капли русской крови, то такой деятель, конечно же, русским ни быть, ни считаться не может – только обрусевшим (например, Ленин) или «почетным русским» (например, Владимир Даль).

Вместе с тем, понятие чистоты крови существует не только в теории, и этногенетическое ядро русского народа наличествует реально (как и этногенетическая периферия). Это ядро не такое уж маленькое: процент смешанных браков у русских не превышает 14-15%, причем в это число попадают и русско-украинские, и русско-белорусские браки, что научно неверно. Русские – это полноценный народ, а не нация метисов, полукровок, подобно латиноамериканцам. Людей, у которых, как у меня, русскими являются обе бабки и оба деда – многие десятки миллионов. (А большего даже Гитлер не требовал от немцев!) И пока это так, русский народ жив. Наша задача – не только в увеличении процента русских, но и в дальнейшем укреплении гомогенности русского народа, увеличении его этногенетического ядра. От поколения к поколению процент нерусской крови должен снижаться в нашем народе. Я крайне отрицательно отношусь к современным смешанным бракам у русских. Мои дети это твердо знают.

36. Как Вы оцениваете перспективы Приднестровской Молдавской Республики? Каким Вам видится будущее этого государства?

– ПМР – уникальный случай русского сопротивления на всем постсоветском пространстве, своего рода феномен. Мы всей душой с Приднестровьем, и очень обеспокоены его будущим. Сейчас, когда в результате очередного предательства коммунистов (Воронина и иже с ним) рухнул проект федеративного молдавского государства, в котором права ПМР были бы всесторонне защищены, я очень опасаюсь новой агрессии в отношении этой героической республики. Нам нужно как можно скорее брать власть, чтобы спасти ее, ибо в нашей программе записано черным по белому: мы должны либо признать суверенитет ПМР, Абхазии, Южной Осетии и Крыма, либо принять их в состав России на правах субъекта. НДПР уже выступала в 2002 г. с пространным заявлением по поводу ПМР и готовит новое.

37. Что Вы думаете по поводу будущего сербского национального движения?

– Вся трагедия сербов происходила на наших глазах. Ее основная причина, на мой взгляд, – многолетняя низкая рождаемость сербов и утрата в этой связи пассионарности. А также длительное пребывание под властью коммунистов (напомню, что Броз Тито был хорват, всю жизнь искоренявший «сербский великодержавный шовинизм», а Милошевич исповедовал сербскую идею только на словах, для виду). Однако славная казнь национального предателя – Джинджича – показала, что сербов еще рано хоронить. Этой героической акцией они доказали, что не хуже евреев, казнивших Ицхака Рабина, способны постоять за себя и поквитаться с врагами народа. От души восхищаюсь и завидую…

38. Рассчитывает ли НДПР на поддержку русского национального капитала в период выборов?

– Да.

39. Как Вы оцениваете шансы НДПР в борьбе с такими политическими тяжеловесами, как «Единая Россия» и КПРФ?

– Очень неплохо. Еще в 1999 году Ельцин распорядился ликвидировать «Спас» (в списке которого шли и мы с Борисом Мироновым), потому что движение посягало на электорат «Единства», набирая 13% по рейтингу. Сегодня Кремль заказал социологам опросы и получил результат: русские националисты могут набрать до 20%. Надо также иметь в виду, что «Единая Россия» - это не любимый ребенок, а пасынок Кремля, напичканный кадрами, доставшимися в наследство от Березовского и Лужкова, которым Путин не доверяет, а выгнать не может. Отсюда нелепые попытки создать параллельную «партию власти» типа Партии жизни, Народной партии и проч. Низкий рейтинг «единороссов» говорит о том, что прозревший народ обмануть заново трудно. Чтобы иметь истинный политический успех, надо опираться на истинные ценности, знать истинные потребности и мечты народа, желать их воплощения и работать ради этого. Хакамада недаром заявила, что завидует русским националистам (в ее терминологии – «фашистам») – их напору и росту популярности…

Что же касается коммунистов, то недаром их верхушка реагирует на НДПР почти так же нервно, как Жириновский. Они сами понимают, чем отличается настоящий тигр от бумажного. И нам не нужно с ними специально бороться – достаточно просто говорить правду.

40. Как у НДПР обстоят дела в регионах? Сколько из существующих региональных организаций получили официальную регистрацию? Как складываются отношения активистов НДПР с местными властями?

– Своевременно подали документы на регистрацию 60 региональных отделений. Регистрацию, однако, получили только 44 региона, остальные вынуждены судиться с местными управлениями юстиции. Для сравнения: Народно-патриотическая партия Родионова-Милосердова получила в регионах всего 2 отказа в регистрации, «Народная воля» Бабурина – 5 отказов, а наша партия – 35 отказов. Это говорит о том, что Кремль отчетливо понимает, кто есть кто.

Понимают это и местные власти, поэтому в одних регионах к нам тянутся дружить и сотрудничать, в других – зверски преследуют… Это хорошо. Если тебя никто не любит и не ненавидит – кому ты нужен такой?

Мы уверены, что доведем до конца поставленную задачу и выйдем на финишную прямую избирательной кампании 2003-2004 гг.

41. Готовы ли у НДПР списки кандидатов для участия в местных и федеральных выборах?

– Да. Но есть пока и вакансии.

Все авторские права на данную публикацию принадлежат А. Н. Севастьянову

© А. Н. Севастьянов

Из печати вышли книги, необходимые, на наш взгляд, для библиотеки каждой русской национал-патриотической организации, каждого русского национал-патриота. В них некоторые затронутые вопросы и многие другие рассмотрены более подробно: 1) А. Севастьянов. Итоги ХХ века для России (второе издание). - Цена с пересылкой 40 р.; 2) А. Севастьянов. Русская идея, век ХХI. - Цена с пересылкой 40 р.; 3) Б. Миронов. Об отношении русских к коренным народам России; А. Севастьянов. Азбучные истины национализма. - Цена с пересылкой 40 р.; 4) Ты – для нации, нация – для тебя. Избранные статьи из «Национальной газеты». 1995-2002. (Первый в истории учебник русского национализма). - Цена с пересылкой – 120 р.; 5) Русский проект. Конституция России: новый вариант. - Цена с пересылкой 40 р.; 6) Русский национализм, его друзья и враги. – Цена с пересылкой – 80 р. Имеется также карта «Русская Россия. Карта компактного расселения русского этноса». Цена с пересылкой – 40 руб. Заказы оформляются почтовым переводом по адресу: 115142, Москва, а/я №1, А.Н.Севастьянову, с указанием в корешке квитанции, на что именно высланы деньги.