18
Ср, сен

2004

Наше время полно парадоксов. Кто бы мог подумать еще десять лет тому назад о том, что не только возникнет феномен русских мусульман, исчисляющихся уже тысячами, но среди них даже образуются фракции, взаимно разъясняющие друг другу их неправоту и «кораническую неканоничность»! Комично ? Да не очень-то, скорее грустно и тревожно. Еще в 1996 году в статье, которую мне до сих пор не могут простить некоторые православные христиане («Политические тупики христианства») я писал, выступая в обычном для себя амплуа Кассандры, которая всегда говорит правду и которой никто никогда не верит: «Из политических и демографических соображений идеально бы нам перейти в ислам. Но надо быть реалистом: это и невозможно, и опасно. Часть русских наверняка останется православной; такой раскол неизбежно станет прологом гражданской войны – воюют же сегодня сербы-мусульмане с сербами-христианами». Прошло всего восемь лет, и невозможное стало возможным, а опасность предстала въяве: стало ясно, что мы уже вступили на тропу, ведущую к обрыву. Поэтому сегодня мы начинаем тему «русские и ислам», которая станет на страницах «Националки» постоянной.

Общественный документ:

Заявление русских мусульман о проекте «Русский ислам»

В последнее время ведутся жесткие дискуссии вокруг проекта «Русский ислам», выдвинутого сотрудником аппарата Полпреда Приволжского федерального округа г-на С. Кириенко г-ном Градировским и ассоциируемого с г-ном Щедровицким, а также с возглавляющим «фонд развития ислама в России» Олегом Клоченком и журналистом Максимом Шевченко.

От имени общины новообратившихся мусульман «Прямой путь», объединяющей, в том числе и русских мусульман – представителей творческой интеллигенции, заявляем:

1. Указанный проект с известными в России русскими мусульманами не согласовывался, его основные положения до сих пор держатся в тайне. Даже если данный проект субъективно преследует благие цели, объективно он порождает весьма негативные последствия.

2. Название проекта крайне неудачно и вызывает у верующего человека недоумение: Ислам не может быть ни русским, ни татарским, ни арабским, ни каким-либо еще по национальному признаку. Ислам – один, и он дан всему человечеству. Какие-либо разделения мусульман по национальному признаку недопустимы. Верующий остается принадлежащим к своей национальности по своему происхождению, однако вера – выше, и в своем поведении он должен руководствоваться религиозными канонами, предписывающими, что все мусульмане – братья. Не вполне удачно и название «евроислам», хотя Европа – все-таки не национальность, а геополитическая и цивилизационная общность.

3. Название проекта производит впечатление, что его авторы слабо знакомы с Исламом и действуют по методу аналогии с другими религиями, где такое совмещение национального и религиозного стало обыкновенным. По выражению С. Градировского, «русский ислам – это не русские, принявшие ислам, а ислам, принявший форму русского». В связи с этим выглядит обоснованным афоризм, родившийся по поводу проекта «Русский ислам»: в этом проекте нет ни русских, ни мусульман. С таким же успехом его можно было назвать, например, «евроукраинский ислам».

4. Объективно указанный проект садится между двух стульев: этнических мусульман он оскорбляет попытками русификации их сложившихся веками национально-религиозных традиций (против чего они постоянно боролись), а новообратившихся мусульман он выставляет такими радикальными «реформаторами» Ислама, каких не было за всю историю его существования. Чего стоит одна только цель авторов проекта – перевод намаза на русский язык! Подобного не делали и не делают ни тюркские народы, доминировавшие в халифате, ни персы-шииты, ни новобратившиеся народы Малайзии, Индонезии и т. д. Отсюда у части православной общественности возникает (правда, необоснованное) подозрение, что русские мусульмане имеют какое-то отношение к проектам Поволжского ФО, являются их составной частью. Это не соответствует действительности!

5. Программа «светской теологии», подготовка мусульманских кадров в светских вузах под контролем госчиновников с целью дальнейшего их внедрения в общины и муфтияты представляется крайне некорректной и противоречащей основам реального Ислама. Умма с такой практикой никогда не согласится, что доказано всей историей Ислама.

6. Противодействие экстремистским проявлениям в религии необходимо, но оно начинается с повышения нормального традиционного мусульманского образования. В царской православной России все дети мусульман были обязаны посещать мусульманские школы и медресе, где получали начальное и среднее образование. И экстремистских сект среди российских мусульман никогда не было. Сегодня необходимо не сдерживать, как в ряде регионов, развитие мусульманских образовательных учреждений, а наоборот – расширять и всемерно поддерживать, ибо только через просвещение традиционным Исламом можно избежать уклонов в «нетрадиционный», включая экстремистские течения и секты. Чем больше будет образованных людей среди мусульман, тем скорее сформируется подлинная мусульманская элита – носитель гуманитарных ценностей и знаний, решающая проблемы общества путем разума, а не путем эмоциональных призывов к «священной войне» с Америкой и к захвату заложников с целью их продажи за полтора миллиона долларов. Изобретение же некоей новой религии – «русского ислама» – не только не способствует решению этой задачи, но и вредит ей.

7. В последние годы действительно появилось несколько тысяч мусульман – русских по происхождению. Это свободный выбор, связанный чаще всего и с большим мужеством. И их число растет, как и во всем мире растет число новообратившихся мусульман. Однако Ислам подобен маяку – он указывает прямой путь, но никого не принуждает следовать ему. Никто в Исламе не занимается целенаправленной миссионерской работой, направленной на ту или иную национальность, а тем более – на людей, убежденных в своей вере. В отношении христиан и иудеев – «людей Писания» – прозелитическая деятельность и вовсе запрещена. Только если (бывший) христианин или иудей сам обращается к мусульманам с вопросами о вере или с обсуждением вероучения, они обязаны дать ему сведения о своей религии, причем какое-либо давление на него – даже психологическое – категорически не допускается Самим Творцом в священном Коране. Поэтому никакие теоретики – творцы новых религий – воли Аллаха нарушить не в состоянии.

Председатель общины новообратившихся мусульман <Прямой путь>
д-р философских наук
Али Вячеслав Полосин
Сопредседатель общины, переводчик Корана,
академик РАЕН (секция <национальная безопасность>)
Иман Валерия Порохова
21.04.2003.

Заявление

Джамаата Русских Мусульман «Бану Зулькарнайн»

(«Нация Двурогого - Александра Македонского»)

Bо имя Бога, Милостивого, Милосердного!

Хвала Всевышнему, который сделал нас Мусульманами и вывел на прямой путь. А затем:

Некоторое время назад в Интернете было распространено заявление общины русских мусульман «Прямой путь», возглавляемой Али Вячеславом Полосиным и Иман Валерией Пороховой. Заявление содержит в себе критику проекта «Русский ислам», разрабатываемого аналитическим центром аппарата Представительства Президента в Приволжском федеральном округе под руководством Сергея Градировского.

У нас нет никаких оснований заступаться за проект Градировского-Кириенко, тем более после того, как из ряда комментариев его разработчиков стало ясно, что под «русским исламом» они имеют в виду не призыв к Исламу этнических русских, а превращение русского языка в язык общения российских Мусульман, интеграцию Мусульман в российскую культурную и общественную жизнь. Не имея ничего против таких задач, мы, тем не менее, являемся Мусульманами этнически русского происхождения, имеющими (как и Мусульмане других национальностей) свои специфические задачи и интересы.

В этой связи мы не можем не отреагировать на указанное заявление Полосина и Пороховой, которое, будучи, на первый взгляд, направлено против разработчиков проекта «русскоязычного Ислама» (Градировский, Шевченко), по сути содержит критику именно идеи «Русского Ислама». Это подтверждают, в частности, и другие заявления, сделанные Полосиным, где он выражает свое отношение к роли этнических русских в Исламе.

1. Так, авторы этого заявления не скрывают свое возмущение самим термином «Русский Ислам». По их мнению, «какие-либо (выделено нами) разделения мусульман по национальному признаку недопустимы. Верующий остается принадлежащим к своей национальности по своему происхождению, однако вера – выше, и в своем поведении он должен руководствоваться религиозными канонами, предписывающими, что все мусульмане – братья».

В этой связи сообщаем следующее.

1.1. Действительно, Ислам един для всего человечества, и в этом смысле Русского, Татарского, Арабского или какого-либо иного Ислама существовать не может. В то же время, утверждение о том, что какие-либо разделения Мусульман по национальному признаку недопустимы, противоречат Корану, в котором Сам Всевышний говорит: «Мы создали вас народами и племенами, чтобы вы знали друг друга» (49:13). В другом месте говорится: «из Его знамений ...разнообразие ваших языков и цветов [кожи]. Воистину, в этом – знамения для тех, кто обладает знанием» (30:22). Так говорит Священное Писание Ислама, из чего следует, что хотя все Мусульмане и братья по вере, но национальные различия между ними существуют и установлены они Самим Всевышним. Утверждать иное – значит следовать не Исламской, а Христианской доктрине, адепт которой апостол Павел утверждал: «Несть ни эллина, ни иудея». Если бывший Православный священник Вячеслав Полосин солидарен с апостолом Павлом, а не Кораном, непонятно, зачем он переходил из Православия в Ислам?

1.2. Хотя, согласно Сунне Haшегo Пророка (мир Ему!), все мусульмане являются братьями, однако, как гласит Коран, мусульмане одной крови ближе друг к другу по Божьему Писанию, чем просто мусульмане:

«И обладатели родства – одни ближе к другим по книге Аллаха, чем верующие и чем мухаджиры. Разве вы сделаете добро своим близким? Это в книге начертано» (6:33).

2. Видимо, увлекшись интернационализмом в духе своей прежней религии, Полосин решил раскритиковать сайт русских мусульман Koran.ru, призывающий своих соплеменников принимать Ислам:

"Русские люди, читайте Коран, принимайте ислам!" ...почему только русские, к нерусским исламский призыв разве не обращен? ... Исламский призыв – это общий призыв, он обращен ко всему человечеству, а не к конкретному народу».

2.1. В данном случае Полосин также не просто подменяет понятия, но и прямо противоречит Kopaну и Сунне Пророка (МЕ [следует читать: «мир Ему!». – Ред.]). Действительно, Исламский призыв обращен ко всем людям и ко всем народам. Однако это не отрицает того, что он же может быть обращен и к каждому народу конкретно.

2.2. Коран гласит: «увещевай свою ближайшую родню». Из достоверной Сунны известно, что после ниспослания данного аята Пророк (ME) обратился с призывом к Единобожию не только к дяде, тете и дочери, но и к своему племени, а также персонально к курайшитскому роду абд манаф (Бухрам, 1140 [2753]). Кроме того, Пророк (ME) неоднократно обращался с призывом принять Ислам к тем или иным племенам. В Коране сказано: «Посланник Аллаха – образцовый пример для вас (33:21)». Поэтому Русские Мусульмане, призывающие принимать Ислам конкретно своих соплемеменников, действуют строго в рамках Корана и Сунны, Полосин же, критикующий их за это, совершает религиозный проступок, порицая их не просто за дозволенное, но за богоугодное деяние.

3. Это же можно сказать и про другие аналогичные высказывания Полосина. Например, отрицая наличие общин русских мусульман, он, ничтоже сумняшеся, заявляет следующее:

«...по национальному признаку в исламе нельзя создавать общины, поэтому специально "русских" общин не существует, как не должно быть и специально татарских, арабских и т.д.»

3.1. Здесь, похоже, в Полосине снова говорит не мусульманский деятель, а бывший православный священник. Поэтому придется ему напомнить; Исламская умма – это не церковь, в ней нет бюрократического аппарата, епархий и канонических территорий. Любой человек, произносящий шахаду (Нет Бога кроме Аллаха и Мухаммад Пророк Его), автоматически становится частью Уммы. И любые пять мусульман, объединившись вместе, могут создать полноценную мусульманскую общину (джамаат), не спрашивая на то согласия ни Полосина, ни Пороховой, ни даже шейха Саида Аффанди Чиркейского, мюридом которого стал Полосин. Русские Мусульмане – не исключение. Никто не мешает им, равно как и другим Мусульманам, создавать джамааты из более близких друг другу верующих. Также как никто не отменяет того, что в религиозном отношении все верующие остаются братьями и вместе составляют единую Умму.

3.2. Коран гласит: «Берите же то, что даровал вам Посланник, и сторонитесь того, что он вам запретил» (59:7).

3.2.1. Вступив в Медину, Пророк Мухаммад (мир ему!) заключил между ее жителями договор, фактически ставший Конституцией Мусульманской общины (т.н. Мединская Конституция»). В этой Конституции при указании на всеобщее братство Мусульман были перечислены все племена, которые на тот момент составляли Умму, и зафиксированы права и обязанности каждого из этих племен как части Мусульманской Уммы. Впоследствии Пророк (мир ему), оставаясь безусловным авторитетом для всех Мусульман, не сужал, а расширялавтономию племен в религиозной сфере, делегируя им шариатские судебные полномочия. Почему бы г-ну Полосину не последовать примеру нашего Пророка (мир ему и благословенье Божье)?

3.2.2. Кроме того, из амаля (традиции) жителей Медины во времена Пророка (ME) известно, что сподвижники Пророка (ME), молясь в мечети Пророка (МБ) вместе с Пророком (ME) и другими верующими, затем возвращались к своим соплеменикам и совершали намаз в среде братьев по крови (Ибн Хазайна, «ас-сахих», 1634). Пророк (ME) никогда не возражал против этого, почему же тогда против подобного возражают Полосин и Порохова? Ведь сказано в Писании: «Но нет – клянусь твоим Господом! – не уверуют они, пока не сделают тебя (имеется в виду Пророк (ME) – прим.) судьей в том, что запутано между ними. Потом не найдут они в самих себе затруднения о том, что ты решил, и подчинятся полностью» (4;б5),

3.3. Священный Коран гласит: "Приведите ваши доводы, если вы говорите правду" (27:64). Если Полосин говорит, что создание общин по национальному принципу в Исламе запрещено, пусть подтвердит это мнение ссылкой на нормы шариата, так как в шариате действует принцип: не запрещенное дозволено. Если же таких доводов у него нет, это означает, что своим мнением (т.е. тем, о чем у него нет знания) он отрицает право других верующих, дозволенное религией Аллаха. А запрещая дозволенное Аллахом и Его Посланником (мир ему!), Полосин берет на душу достаточно серьезный грех, к тому же препятствуя верующим в осуществлении их богоугодной деятельности (пропаганде Ислама русским людям в русских мусульманских общинах).

3.4. При этом, очевидно, что любой человек гораздо лучше воспринимает любые идеи и ценности, находясь в кругу близких ему по психологии, культуре, характеру и даже внешности людей. В этой связи создание джамаатов из Мусульман одной национальности для пропаганды Ислама немусульманам той же национальности способствует распространению Ислама в гораздо большей степени, чем деятельность таких же общин, но из числа Мусульман других национальностей. Препятствующие этому по сути препятствуют распространению религии Аллаха среди своих соотечественников

3.5. Это могло бы быть следствием простого заблуждения, однако, в данном случае, скорее имеет место нечто иное. Насколько нам известно, в начале своей мусульманской деятельности сам Полосин выступал с идеей создания Конгресса Русских Мусульман для улучшения Исламского призыва среди русских благодаря учету национальных особенностей русских людей, Однако это задача оказалась ему не по плечу, и со временем он стал штатным советником бюрократического Совета муфтиев России, объединяющего мусульманских коллег бывшего священника Полосина. Естественно, здесь никакие Конгрессы Русских Мусульман никому не нужны, ведь если 10.000 Русских Мусульман объединятся в самостоятельную силу, то они не позволят контролировать себя кадровым муфтиям в погонах госбезопасности, традиционно представляющим «этнических мусульман». Кроме того, достигнув весомых успехов в призыве соплеменников к Исламу, Русские Мусульмане могли бы кардинально изменить политическое, культурное и этническое лицо российского Ислама, вынуждая подвинуться на этом поприще «этнически мусульманский» муфтият.

Но идти по такому пути трудно, это требует терпения, стойкости, усилий и жертвенности. Со слов знающих Полосина людей, не последним шагом, побудившим его к переходу из Православия в Ислам, стало невыделение ему в Церкви устраивающих его приходов (см. журнал «Золотой Лев» №23-24 за 2002 г., Савельев А.Н. «Прямой путь» в никуда). После этого сложно было ожидать, что Али Вячеслав взвалит на себя тяжкую подвижническую ношу по созданию на пустом месте общенациональной организации Русских Мусульман.

Такая возможность у него как у наиболее известного русского мусульманина все же была, и поэтому «этнически мусульманским» муфтиятом он до поры до времени не мог не восприниматься как потенциальный конкурент. Вполне логично в этой связи, что Полосин был утвержден на должность председателя Союза мусульманских журналистов (надо полагать, не без санкций муфтията) почти сразу после того, как он публично отмежевался от любых проектов, связанных с «Русским Исламом».

4. Так как Ислам является не просто средством индивидуальной духовкой реализации, а политической религией (Хомейни), говоря о «Русском Исламе», нельзя не задуматься и о его политическом аспекте, с точки зрения будущего России, Русской нации и Ислама в России.

4.1. На недавнем историческом саммите ОИК в Малайзии в окружении немусульманина Путина Мусульманскую общину России представляли Газизуллин, Рахимов, Кадыров. Оставим в стороне религиозные качества этих «этнических мусульман» (как о мусульманине из них известно только о Кадырове), но зададимся вопросом: почему страну, 80% населения которой составляют Русские, в Мусульманском сообществе не представляет ни один Русский Мусульманин?

Прежде на этот вопрос можно было ответить тем, что в России все Мусульмане сплошь нерусские, но сегодня это уже далеко не так. Русских Мусульман в России около 10.000 человек и сегодня это одна из наиболее активных, образованных и ревностных частей российского Мусульманского сообщества, причем, быстро растущая и количественно, и качественно. В условиях, когда для России особую важность приобретает укрепление связей с Исламским миром, нельзя допустить, чтобы Русские Мусульмане остались в стороне от этого процесса, передоверив это дело только «этническим мусульманам».

4.2. Мы здесь оставим в стороне вопрос о национальных интересах России, с точки зрения же Ислама такая однобокость формировала бы глубоко неправильный образ, как Ислама, так и участия России в Исламских институтах. Ведь в глазах Русских людей это участие превратилось бы в способ лоббирования интересов национальных меньшинств «мусульманского происхождения», тогда как Исламский проект сегодня представляет собой универсальную мировую социально-политическую модель, являющуюся альтернативой Западной модели. И как агрессивная Западная модель обращена ко всем людям, так и агрессивная в хорошем смысле этого слова Исламская модель предлагает себя в качестве альтернативы также всем людям, всем гражданам России, а не только этническим меньшинствам.

Исправить эту ситуацию может и должен именно т.н. «Русский Ислам» – объединение Русских Мусульман, их превращение во влиятельную часть Мусульманского сообщества России и одновременно в активную и национально ориентированную силу своего Русского парода. В таком случае Русские Мусульмане могли бы представлять в международных Исламских институтах и интересы Мусульман России, и интересы Русской нации одновременно.

Во имя Аллаха, именно к этому мы и призываем своих братьев по вере и по крови.

5. Мы также призываем их словом и делом: выразить недоверие тем деятелям, которые узурпировали себе право говорить от лица Русских Мусульман – авторов вышеуказанного заявления.

5.1. Что касается Пороховой, то, во-первых, непонятно, на каком основании она стала своего рода «брэндом» Русского Ислама? Только из-за ее русского происхождения (хотя она и англичанка наполовину)? Этого было бы достаточно, если бы не то обстоятельство, что Порохова замужем за арабом, она жена араба и мать арабских детей. Ничего плохого в этом нет, однако, все же необходимо четко различать присоединение к Исламу русских людей по собственным убеждениям от тех случаев, когда оно происходит в результате браков с «этническими мусульманами». Немало существует и мусульман-полукровок с русскими фамилиями, один из родителей которых русский, тогда как другой – «этнический мусульманин». По нашему убеждению, во всех этих случаях нельзя говорить о феномене собственно «Русского Ислама». Но он имеет место только в случаях, когда русские по происхождению люди, необязательно чистокровные, но, во всяком случае, этнически не связанные с «традиционными мусульманами», делают сознательный выбор в пользу Ислама, сохраняя при этом этническую русскость для себя и для своих детей. В любом случае – это не случай Пороховой, поэтому представлять «Русский Ислам» с ее стороны некорректно. Любой русский человек в качестве довода против Ислама, глядя на Порохову, скажет, что ее Ислам оказался причиной того, что вместо русских детей она родила на свет арабов, обобщая этот случай на всех Русских Мусульман. Меж тем, многие из них, приняв Ислам, блюдут свою этническую генеалогию, передавая ее в неизменности своему потомству.

Во-вторых, сделанные Пороховой перевод и тафсир Корана, до такой степени искажают смысл Священного Писания, что дискредитируют в глазах Мусульман не только ее саму, но косвенно и всех Русских Мусульман, подтверждая аргументы тех, кто считает, что людям с «этнически немусульманской» ментальностью не дано понять смысл Ислама, они-де только могут его извратить. Труды Пороховой блестяще подтверждают этот глубоко ошибочный предрассудок,

5.2. Что касается Полосина, то он навсегда утратил право представлять собственно Русских Мусульман, когда выступил против празднования победы Русских в Куликовской битве. Самое смешное в этом то, что этот жест не мог быть продиктован Исламом, так как в этой битве православные Христиане, считающиеся в Исламе близкими к мусульманам «людьми писания» (ахль аль-китаб), защищая свою землю, столкнулись не с Мусульманами, а с разношерстным полуязыческим сбродом, который ранее успел разгромить весь Мусульманский Халифат.

Кроме того, берущемуся судить об исторических проблемах, должно быть известно, что монголы в данном случае были марионетками финансировавших их генуэзских банковских домов, поэтому можно сказать, что Русские в этой битве столкнулись не с Исламом, а с еврейскими ростовщиками, желающими установить контроль над Евразией руками язычников-монголов.

Не Исламский патриотизм, а внезапно обнаружившаяся у Полосина любовь к татарам могла бы лежать в основе этого поступка. Если бы не одно «но» – татарские (булгарские) националисты всегда возражали и возражают против отождествления татар с монголами, следовательно, празднование победы русских над монголами никак не должно задевать татарских чувств.

Что же это тогда? Подсознательное желание быть «святее Папы Римского»? Или дурная русская традиция понимать универсальный характер любой традиции, в которую входят русские, как необходимость одностороннего интернационализма за русский счет? Ранее Полосин критиковал Православие за непатриотичность, справедливо указывая на празднование праздника Покрова Богородицы в честь сожжения греками русского флота. Но это хотя бы объяснимо религиозным предпочтением православных греков язычникам-руссам. Что же заставляет бывшего русского патриота Полосина предпочитать своим соплеменникам язычников-монголов, ставших поистине бичом и для Мусульманского мира?

5.3. Итак, ни Порохова, ни Полосин не могут быть духовными лидерами и авторитетами Русских Мусульман. Если они нужны и интересны нашим братьям, «этническим мусульманам», мы готовы воспринимать их в качестве Мусульманских деятелей этого направления. Что же касается Русских Мусульман, то мы призываем их, во-первых, быть едиными между собой, во-вторых, следовать за более компетентными в делах Религии и богобоязненными (осторожными) по образу мышления Мусульманами, которые, в соответствии с Кораном и Сунной, должны быть «из них самих».

А Аллах знает лучше!

0
Лев

Контакты

Яндекс.Метрика