21
Вт, мая

2004

1 марта 2004 в одной из газет Владивостока был опубликован на редкость откровенный и объективный материал о скин-движении Приморья. Поскольку скинхеды есть национальный молодежный авангард любой европейской страны, в том числе России, интерес к данной теме закономерен и непреходящ. Мы публикуем текст наших дальневосточных коллег дословно, в небольшом сокращении.

Бритая колонна

С Сергеем Маругиным мы познакомились на митинге радикалов. На фоне разрозненных «лимоновцев» и «РНЕшников» скинхеды выделялись своей многочисленностью (более тридцати человек), сплочённостью и воинственностью. Действия бритых координировал мужчина лет двадцати семи, совсем не скинхедского облика – в пальто, с нормальной стрижкой и бородкой. Мы договорились с ним об интервью…

– Сергей, кто вообще такие скинхеды? Почему они агрессивны, зачем им это? Неужели нельзя жить в мире с обществом?

– Давайте начнём с того, что вы, задавая свои вопросы, на время избавитесь от стереотипов о скинхедах, как о тупом агрессивном стаде. Мне вообще странно, как человек взрослый, с высшим образованием, да ещё работающий в СМИ может быть подвержен такой банальной лжи распространяемой этими самыми СМИ. Кто такие скинхеды? Это в первую очередь патриоты страны, в которой живут. Люди, чтящие и признающие наследие предков своих. Знающие истинную историю отечества. И именно поэтому, не желая повторять ошибки былых поколений, поддерживающие идеи национализма. Далее… почему они агрессивны? А они не агрессивны, они справедливы. Они понимают, что в настоящем своём качестве, могут только силой помешать экспансии, которая царит в стране вообще и на Дальнем Востоке в частности. Вы говорите об агрессии. А хотите, я сейчас вам укажу на настоящую агрессию, и вы убедитесь в том, что скинхед движение не имеет к агрессии никакого отношения?

– Давайте сравним наши точки зрения.

– Начнём с того, что скинхедов обвиняют в нападках на китайцев. Так? А вы спросите у любого челночника, не важно – у моего знакомого или вашего. Он расскажет о том, что китайцы не упускают случая заявить о том, что скоро будут мыть тротуары русской кровью. И это у них задолго до появления скинхедов началось. Поглядите на географические карты китайского производства. Вы там Приморский край найдёте? Нет, конечно. На том месте красуется территория Китая. Вот это агрессия в масштабах одного большого и чужого народа. Вот это и есть фашизм. И сравнить их фашизм с нашим скин-движением невозможно. Вы ведь не станете утверждать, что скины бьют китайцев на территории Китая. А о том, как китайский гражданин в нашем городе зарезал парня, за то, что тот не пожелал у него ничего купить, знаете и вы и весь город. И это – агрессия. Ещё вы, кажется, упомянули, дескать, не лучше ли мирно жить. Скинхеды желают жить мирно, оттого и борются за отсутствие на их земле оккупантов. Так что им объяснять этого не надо. Они нормальные люди, не пьют, не злоупотребляют наркотиками, много читают. А вам, как раз, стоит зайти в ближайший подвал и пообщаться там с ребятами, нюхающими клей, например. Поговорите с ними о мире, о агрессии. Я предвижу, в каком виде вы от них выйдете. Конечно, если выйдете вообще. А к скинхедам часто подходят посторонние люди и часто спорят с ними. Найдите мне хоть одного, который бы пострадал физически от подобного общения. Так что, говоря о скинхедах, не вполне уместно упоминать агрессию, в то время как весь город заполнен действительно настоящими отморозками.

– Сергей, вот вы вроде не бритый и на «классических» скинхедов, чьи фотографии публикуют в прессе, не похожи.… Какое вы к ним имеете отношение?

– Если говорить с юридической точки зрения, то я сейчас представляю не скинхедов, а правозащитную организацию «Велесов Блок». Дело в том, что эта организация с националистическим уклоном. Мы оказываем помощь только славянскому населению. То есть, собралось несколько правоведов, которые делают свое дело не для денег, а для души. А скинхеды с удовольствием пользуются нашими услугами. Все мы, в первую очередь, националисты. А там уже не так уж важно, кто бритый, а кто волосатый. Кто бьет, а кто защищает в судах. Все мы делаем одно дело. В общем, если говорить реально, а не юридически, мы и скинхеды – вместе.

– А самостоятельной скинхедской организации у нас в городе нет?

– Есть. Фактически организация существует, у ней есть свои ответвления, но она не зарегистрирована в Минюсте. Мы зарегистрированы, они – нет.

– А как она называется? Кто ей руководит?

– Они подали нам заявку на регистрацию и на вступление в «Велесов Блок», и сейчас мы разрабатываем документацию для структурного подразделения в нашей организации. Подразделение назвали: «Скин хедс на Дальнем Востоке» и руководителя у ней нет. Скинхеды, как правило, не признают официальных лидеров.

– Что-то мне слабо верится в то, что никаких организаторов у вас не существует…

– Нет никаких организаторов. У скинхедов полная, абсолютная анархия…

– То есть членских взносов ваши «скины» не платят, партбилеты вы им не выдаете?

– Нет, конечно.

– Вообще о деньгах хотелось бы поговорить подробнее. Вы упоминали о том, что у вас нет счета, и что работаете за идею. Простите, но я не очень верю, когда люди говорят, что делают что-то бескорыстно. Кто вас финансирует?

– Самофинансирование. Лично мне денег хватает. Каких-то спонсоров ни у нас, ни у скинхедов нет.

– А если вы собираетесь участвовать в какой-либо акции? Для того, чтобы тот же флаг сшить, краски для плакатов купить, нужны деньги…

– В таких случаях участники скидываются понемногу между собой.

– Много ли скинхедов в нашем городе?

– Я думаю, больше сотни…

– Я наблюдал на митинге: практически все ваши парни – допризывники…

– Нет, не совсем так. Действительно примерно две трети скинхедов совсем молоды, но есть и постарше…

– Интересно, почему молодежь преобладает? Куда же потом люди деваются? Вырастают?

– Кому-то из них становится дороже карьера, кто-то замыкается в себе и ничего толком не делает, как, например, закрытый «Русский клуб». Члены этого клуба, в основном, в возрасте от тридцати лет. Они считают, что они националисты, но их основная деятельность сводится к совместному распитию спиртного и прослушиванию соответствующей музыки. Своеобразный такой «кружок по интересам». Но многие люди остаются в скинхедском движении и становятся такими, как мы.

– Что ваши скинхеды представляют из себя?

– У людей бытует неправильное мнение о скинхедах. Обыватели нас боятся. Думают, что мы сплошь гопники и наркоманы. Это не так. Сказывается отсутствие в прессе правдивой информации о нас. Да, мы агрессивны, но мы имеем представление о здоровье и о чести. Скинхеды почти все занимаются спортом, редко курят, не пьют.

– А в социальном плане?

– В основном, представители среднего класса. Не надо думать, что мы – беднота. Бедным не до того.… Кстати, во Владивостоке националистическое движение существовало достаточно давно, но оно бездействовало, пока в него не вошли люди интеллектуального труда – программисты, юристы, политологи.

– Как вы рекрутируете новых членов?

– Организация пополняется в зависимости от своей активности: чем активнее деятельность, тем больше желающих в нее вступить. У всех есть знакомые. Люди присматриваются к нам, потом приходят. Наши собираются по воскресеньям в Покровском парке – это всем известно.

– И зачем вы собираетесь?

– Обсуждаем планы, общаемся. Кстати, пополнение идет и за счет малых скинхедовских групп – по несколько человек, – которые нам пока неизвестны. Нам не очень выгодно существование разобщенных групп. Мы считаем, лучше чтобы все было централизованно. Вот недавно был случай: на Первой речке задержали скинхедов каких-то. Не наших. Они там издевались над корейцами и грабили их. Я всегда своим говорил: если хотите с ними драться, – что ж с вами поделать, но грабить их не надо. Это низко. И наши ребята никогда ни у кого, ни копейки не отобрали. Эти же грабили. А люди подумали на нас…

– А со скинхедскими организациями в других городах вы связаны?

– Да, конечно. Встречаемся, переписываемся, общаемся в интернете…

– Аналоги «Велесова Блока», как правозащитной организации в других городах существуют?

– В Москве существует подобная организация. Но она слабая. У НБП есть своя юридическая служба, достаточно серьезная. Больше, по-моему, нигде.

– Какие-нибудь акции планируете на ближайшее время?

– Конечно. Будет участие в митингах, шествия… надо самовыражаться.

– Волнующий всех владивостокцев вопрос: погромы на рынках, как в других городах, ожидаются?

– Хорошая у вас идея. Пока мы это не планировали, но зарекаться не будем. Подумаем…

– Это не моя идея. Упаси меня Господь от таких идей… Помимо скинхедов, кто еще клиенты «Велесова Блока»?

– Иногда из РНЕ к нам подходят. Но организация РНЕ в нашем городе – это человек пять от силы. НБП (лимоновцам) мы помогали. Они нуждаются в нас, а мы не отказываем… Бывает так, что инициативные группы граждан Владивостока приходят и просят организовать судебный процесс в защиту прав горожан. Мы никогда не отказываем. Вообще наша юрисдикция – любой славянин, права которого нарушаются в нашем городе.

– Ну и как?

– Пока ничего не проиграли…

– А на конкретных примерах, если можно…

– Ну, скажем, дело Клокова. Помните мальчика, которого избили северокорейцы на Чуркине? Мы занимались его делом. Кстати, раньше он не был участником нашего движения, сейчас – скинхед.

– Да, я хотел спросить вас про эту историю, по-моему, все очень сомнительно: якобы сидел мальчик на лавочке возле корейской общаги, никого не трогал, тут подошли злые северокорейцы и начали его бить. За «просто так». А мимо, «совершенно случайно» шли скинхеды, которые вступились за избиваемого… Что-то странные какие-то совпадения…

– Дело было так. Он сел на их лавку во дворе прямо под окнами общаги. Подходит кореец и говорит: «Иди отсюда». Парень отвечает ему, в том смысле, что где хочу там и сижу. Тогда корейцы выбегают толпой и гонятся за ним. Бегут до нижнего дома. Он забегает в подъезд, они его ловят и начинают избивать. Прохожие пытались заступиться, но бесполезно. Мимо шли скинхеды, увидели, вызвали милицию, начали драку, доставили парня в больницу, позвонили мне… Корейцы были взбешены тем, что кто-то посмел сидеть на «их» лавочке, около «их» окон, что называется: «на их территории», скинхеды не могли с ними справиться. Подоспела милиция, скинхеды отошли в сторону, а корейцы накинулись на милиционеров. Один милиционер достал пистолет, кореец схватил пистолет за дуло, милиционеру ничего не оставалось, как выстрелить ему в ногу…

– То есть, у вас конфликта с милицией в том случае не было?

– Сначала не было, а потом возник: когда милиционеры упорно пытались не возбуждать уголовное дело. Но я пошел по инстанциям и добился возбуждения. Нам не суждено увидеть, как их посадят. У наших властей договор о выдаче преступников. В данном случае их должны депортировать. Наказания их мы не увидим. Но мы можем взыскать деньги с компании, которая их сюда привезла и содержит. Эта фирма должна ответить за их поведение…

– Так все-таки скинхеды, по-вашему, у корейской общаги оказались случайно?

– Что значит «случайно»? Они там часто ходят, может этим и спровоцирована агрессия корейцев…

– То есть скинхеды раньше их все-таки притесняли?

– Да. А корейцы, соответственно, притесняли их. Вражда появилась очень давно, когда скинхедов в нашем городе еще не было. Изначально корейцы, когда заселялись в эти общаги, свинячили в окрестностях, уничтожали домашних собак. Молодежь, естественно, психовала. То есть агрессия была порождена поведением иностранцев. Обратите внимание, что эпицентры скинхедов – Первая речка, Чуркин – это места, где есть корейские общаги…

– А скинхедские акции готовятся изначально?

– Нет, они стихийны…

– Прямые столкновения с милицией у вас случались?

– Нет, не было. И вот почему: мы считаем, что милиция выполняет свою работу, и не мешаем ей. Не пойманный – не вор, но если наши попадутся на хулиганстве или чем-нибудь подобном, мы будем защищаться только законными методами. А если мы, в конце концов, придем к власти, та же милиция будет работать на нас…

– Какие цели вы перед собой ставите, помимо вытеснения инородцев?

– А этого мало?

– А на выборах вы за кого голосуете?

– У нас бытует мнение о том, что лучший способ бороться с нынешней властью, которая нам не нравится, – это повернуться к ней задом. Мы не ходим на выборы…

– И политиков националистского толка не поддерживаете? Баркашова, Макашова? Лимонова?

– Это для нас не авторитеты.

– Блок «Родина», Жириновский?

– Тоже нет. Они ищут, где бы хорошо погреться. Это псевдонационалисты…

– Ну а как же «Мы за бедных. Мы за русских»?

– Это оскорбительный лозунг. Почему между русскими и бедными ставится знак равенства?

– Помимо стихийных акций и мордобоя, как вы хотите добиться своих целей?

– Наша цель привлечь к себе внимание и заработать политический капитал, чтобы впоследствии придти к власти…

– А, так, значит, все-таки, в отдаленной перспективе будете участвовать в выборах?

– Не знаю, насколько реально в нашей стране придти к власти путем выборов. Мы, вероятно, со временем попробуем. Если не выйдет, значит, надо будет как-то иначе…

0
Лев

Контакты

Яндекс.Метрика