25
Сб, мая

2004

Многие казаки, знающие заповеди, обычаи, обряды и традиции казачества, с удивлением наблюдали, как в 90-х годах прошедшего столетия на многочисленных Кругах и Сходах казаков от Черного моря до Тихого океана – сидели в помещениях в летнюю 30-ти градусную жару казаки в папахах, обливаясь потом. Откуда же сие взялось и пошло гулять по казачьим городам и весям? На целых три поколения (75 лет) большевиками было вырвано казачество из своего жизненного уклада и во многом утратило свои исконные заповеди, обычаи, обряды и традиции Вот здесь-то и подсуетились историки, некогда защищавшие кандидатские и докторские диссертации по коньюктурной и безпроигрышной теме "история КПСС".

Не остались в стороне и литераторы, всегда державшие нос по ветру, стоявшие на марксистко-ленинской мировозренческой платформе, которые вместо пропаганды восстановления жизненного уклада казаков, возрождения ими утраченных обычаев, обрядов и традиций стали навязывать казачеству свои ошибочные и ущербные установки-представления, выдавая их за истину в последней инстанции.

С лёгкой руки поэта из Санкт-Петербурга Бориса Алмазова казачество вдруг узнало, что казаки никогда шапки не снимают, а поэтому дома и в общественных местах, летом и зимой всегда ходят в папахах.

Но Борис Алмазов поэт, а не историк и откуда ему знать, что заблудился он в трех соснах и обычай "казаки шапку не ломают" применил в понимании "казаки шапку не снимают". А пошло все это с того, что представители податных сословий России – крестьянство и мещанство при встрече с дворянином, священником или государственным чиновником обязаны были снять шапку, сломать ее и раскланяться. А казак шапку не ломал ни перед кем, даже с Государем здороваясь кивком головы или словами. Но конечно же казаки всегда снимали головные уборы – в помещениях, храмах, перед образами (иконами), перед знаменами и на молитве. Поэтому на казачьих Кругах нельзя было сидеть в папахах по двум причинам:

1. На каждом Круге на видном месте ставились иконы;

2. В помещениях не принято было сидеть в головных уборах.

Кстати и применение нагаек, то есть телесных наказаний, было отменено в Российской Империи при Государе Александре III.

Другой казачий поэт Валерий Латынин в 1990 году заявил, что "цели ЦК КПСС и казачества едины". Хотя именно на предшественниках КПСС-РКП(б) лежит ответственность за уничтожение около половины состава казачьего населения Российской Империи. Именно с их подачи ВЦИК ( Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет) под руководством Якова Свердлова принял 24 января 1920 года Указ "О расказачивании и поголовном уничтожении казачества". Одним махом коммунистическо-большевистский режим смахнул с лица земли лучшую половину казачьего населения, а остальных либо сделал изгоями, рассеянными по всему миру, либо репрессировал – лишил всех прав и отправил обживать северные области Европейской части России, либо северные же регионы Сибири и Дальнего Востока. Казачеству был нанесен непоправимый, а возможно невосполнимый урон.

Атаман А.Г. Мартынов в 1990 году с подачи своей алма-матер – КПСС объявил казаков вне политики, а его последователь генерал Г. Трошев, назначенный в этом году на пост советника Президента РФ по вопросам казачества, подтвердил то же самое. Я бы посоветовал указанным выше господам прочитать Конституцию Российской Федерации, где черным по белому написано о праве всех граждан России на политическую деятельность, как пассивную – избирать своих представителей в органы власти, так и активную – самим выдвигаться в местные и высшие законодательные органы. Вне политики могут быть только умственно отсталые казаки. Дебилам не место в политике, как и тем, кто к этому казаков призывает.

Лишь усмешку у казаков Украины вызывает употребление казаками России термина "кошевой атаман". И они правы. В казачьих войсках Российской Империи такой термин никогда не употреблялся. Он применялся лишь у сечевых запорожских казаков в значении войскового атамана. А термин "сечевой атаман" у запорожцев соответствовал "походному атаману" в казачьих войсках России. Походный (сечевой) атаман избирался только на период похода, при возвращении с которого складывал свои полномочия. Принцип единоначалия никогда у казаков не нарушался. Выше атамана мог быть только казачий Круг. А поэтому выборы у современных казаков походных атаманов, действующих на постоянной основе, является грубейшим нарушением казачьих обычаев и традиций. Было бы уместно спросить у данных казаков, в какой же поход вы, братья-казаки, собрались, в Турецкий или Персидский?

Красивую легенду сочинили и о том, что казаки были народом-воином и пахарем. Воинами-профессионалами казаки были всегда, а вот пахарями никогда. Казачья заповедь гласит прямо противоположное: "Казакам не пахать и не сеять, а кто будет пахать и сеять – тех бить и грабить". Причем в понимании казаков ХV-ХVIII веков, бить означало убивать, а грабить – предать все имущество данного казака разграблению. Казаки были классом служилых землевладельцев, а не земледельцев. Они служили, а пахали за них крестьяне-батраки.

Не было никогда в Российской Империи и реестровых казаков. Как уже было сказано выше, они были классом служилых землевладельцев, а реестровые казаки, то есть наемники, были в Речи Посполитой. Сам термин "реестр" означает – учет, опись, то есть, реестр – это учет казаков-наемников в Речи Посполитой. А применение этого термина Администрацией Президента Российской Федерации означает не что иное, как очередное одурачивание, околпачивание доверчивой, глуповатой части казачества. Какими бы ни были Казачьи войска России – но именно они являются правопреемниками исторических казачьих войск России и их общинных, войсковых земель, обильно политых потом и кровью казачества. Лишь одним своим названием "войсковые казачьи общества" так называемые реестровые казаки, являющиеся членами этих объединений, отказываются навсегда от всех прав правопреемственности казачьих войск, своих общинных войсковых земель, да и от славных воинских традиций казачества тоже. Поэтому и назвало вольное российское казачество реестровых казаков – кастрированным казачеством, купленным Администрацией Президента Российской Федерации за запах похлебки.

Недавно на глаза мне попала статья с претензионным названием "Бедные леди, фрау, Вы не знали такой любви..." Приведу несколько выдержек из этой статьи:

"Разговаривая с женщиной на Кругу или Сходе, казак обязан был стоять, при разговоре с женщиной преклонных лет – снять шапку".

Автор статьи ратует за матриархат какой-то, посягая на священные незыблемые патриархальные традиции казачества, забывая видимо о том, что подобных казаков-выродков всегда называли в казачьей среде с приставкой к слову казак обозначения, как в простонародье именуется женский половой орган. На самом деле все наоборот – это женщина не имела права сидеть при казаках, лишь женщине преклонных лет это позволялось. Автор статьи, видимо, увлекшись фантазиями, забыл, что у казаков женщина (по казачьи – баба) ни на Круг, ни на Сход не допускались вообще.

"Бабья нога на Круг не ступает, не то все решения принятые на Круге объявляются недействительными, не имеющими законной силы", – гласит казачья заповедь. Лишь на Сход, в виде исключения, до совершеннолетия сына могла быть допущена женщина-вдова, владелица земельного надела (пая), доставшегося ей от погибшего или умершего мужа. А вот в отношении того, что казаки снимали шапки в присутствии женщины преклонных лет, автор противоречит сам себе заявляя: "Интересы женщины-казачки на Кругу представлял ее отец, крестный, муж, брат или сын". Вот здесь действительно действовала заповедь "казак шапку не ломает" – ни перед барином, ни перед попом, ни перед самим Государем, а тем более перед какой-то бабой.

"Казачки могли создавать любые объединения внутри общества, не противоречащие принципам казачества, в дела которых казак или атаман не имели права вмешиваться без просьбы самих женщин ", – этим утверждением нарушается один из самых незыблемых казачьих принципов – власть атамана-единоначальника, которую мог ограничить только Круг, то есть общее собрание всех совершеннолетних мужчин станицы. И ни один казак, а тем более женщина, не могли посягнуть на принцип единоначалия атаманов. Это казаки занимались и государственной службой и общественными делами, а в обязанности казачек входило рожать, обихаживать и воспитывать своих детей, то есть заниматься семьей, а не хождениями по общественным мероприятиям. Прослеживается и полное забвение автором статьи патриархальных традиций казачества. Заповедь: "В казачьих куренях (домах) петух поет, а если курица запела, то хозяин куреня не мужчина и не казак", – говорит как раз об этом. Посмотрите, наконец, "Домострой" – свод домостроительства и семейного права у православных христиан, каковыми традиционно были и великороссы, и казаки, и Вы поймете, что обязана была делать, а что не должна женщина:

Именно отсюда выходит ряд ограничений женщинам в казачьем быту. С покойником или покойницей казачки и дети прощаются у куреня, а на кладбище их несут и провожают только казаки. Казачки, естественно, принимали участие в семейных праздниках казаков, но им категорически было запрещено садится за стол с мужчинами, если к казаку пришли гости. По распоряжению казака казачка накрывала стол. При этом при гостях она могла убрать со стола посуду и поставить на стол новые блюда, но ей запрещено было при посторонних казаках мыть посуду, подметать и мыть пол. Недопустимо было вмешиваться в мужские разговоры. Казак нес Государеву службу и жена не имела права даже спросить, куда пошел казак и когда он вернется. В казачьей среде считалось, что "то не бабьего, глупого ума дело".

Так в чем же коренилось общественное, социальное и семейное неравенство мужчин и женщин у казаков?

1. Патриархальные традиции казачества. Женщины лишены права голоса на Круге и в семье, и только в исключительных случаях, указанных выше, допускались на Сходы;

2. Церковные православно-христианские традиции. Считалось, что женщины не всегда бывают чистыми, а в Храме женщина да молчит;

3. Государственная служба казачества. За это казаки получали земельный надел (пай), равный 3 га земли на донских и кубанских черноземах, а в Сибири до 10-15 га земли на казака. С рождения младенца мужского пола ему сразу же нарезали надел, а женщинам надел не предоставлялся. Поэтому после смерти родителей имущество делилось между братьями, а сестры получали от родителей только приданное. Родился сын – в семье казака праздник, к богатству, родилась дочь – к бедности. У казаков считалось, что растить дочь – это растить 20 лет работника в чужой курень.

То есть, налицо имущественное неравенство, которое влияло на общественное и семейное неравенство казаков и казачек. Почитайте повесть Л.Н. Толстого "Казаки". Женщины работают в поле, а казаки при оружии лишь охраняют их. Казак всегда служил за Веру, Царя и Отечество, а казачка растила детей и создавала семейный
уют. Священный принцип общественного разделения труда. Каждому свое. К слову надо сказать и об особых правах первенца – сына в казачьих семьях. Он пользовался авторитетом, равным родительскому. В случае смерти родителей на старшего сына – по казачьей терминологии – большака, возлагалась обязанность вырастить своих младших братьев и сестер. А вот отцовский курень (дом) всегда доставался младшему сыну, по казачьей терминологии – меньшаку, в обязанности которого входило содержание и опекунство до смерти своих престарелых родителей.

Казаков же, подобных тем, какие описаны в статье "Бедные леди, фрау, Вы не знали такой любви..." обычно называют подкаблучниками, а у казаков еще хуже.

"Казак под бабьей промежностью не ходит" – гласит казачья заповедь в максимально смягченной для читателя форме.

Ветеран казачьего движения России,
казачий историк А.Т. Ветров

0
Лев

Контакты

Яндекс.Метрика