19
Чт, сен

2004

«Национальная газета» публикует лучшие конкурсные работы на тему «Что значит быть русским сегодня».

Борисов Артём Дмитриевич. Родился 17.11.87.
Проживает: Мурманская обл., г. Кандалакша
Родители: Борисовы Д.В. и Л.А., русские

«...В наше время общество мало-помалу бросает прежнее
равнодушие к пороку, Слышатся энергические возгласы против
общественного зла..., у нас пробуждается сознание своих
недостатков; а в сознании есть надежда на лучшее будущее...»
А.Н. Островский, «Доходное место»

Любую проблему у нас в стране – от самой незначительной до глобальной –можно решить, если удастся найти ответы на два извечных русских вопроса: «Кто виноват?» и «Что делать?». В попытке наиболее полно раскрыть тему, вынесенную в заголовок этого сочинения, пойду по проторенной дороге и я.

Чуть более десяти лет прошло с того момента, когда на территории, именуемой РСФСР, было принято решение о начале строительства другой, на этот раз — демократической России.

К сожалению, идеологи и прорабы новой государственности в стремлении сделать «...как лучше», в очередной раз что-то недодумали и недорешали. И у нас опять не получилось одним махом перепрыгнуть из незавидного «вчера» в светлое «завтра», с его всеобщими благами, обеспеченностью, сытостью.

Справедливости ради надо отметить, что создавать новое пришлось на пустом месте, ибо сложности, с которыми столкнулась новая власть, корнями своими уходили в далёкое и непростое российское прошлое. И если обществу сегодня не удастся разобраться с основными из них, ставшими причиной неудач, в том числе и реформ последнего десятилетия, скольжение страны по наклонной плоскости будет продолжаться с нарастающей скоростью.

Кто виноват?

Одной из таких причин, на мой взгляд, явилось сложившееся и культивируемое на протяжении веков неуважительное, если не сказать – хамское, отношение к титульной (то есть русской) нации, от морального, нравственного и физического самочувствия которой в первую очередь зависели и благосостояние всех её ста наций-соседей и страны в целом. Предлагаю вспомнить, в каких условиях столетиями жила (или существовала – что справедливее?) большая часть населения России. Отношение к людям как к рабам или вещам, к винтикам огромной государственной машины или обслуживающему касту избранных персоналу, едва ли не ежедневное их оскорбление и унижение не могли не сказаться на некоторых чертах русского национального характера. Именно отсюда растут корни у неизжитой до сей поры рабской психологии, производные которой – безынициативность, холуйство, боязнь принять собственное решение, надежда на начальника или государство как главных вершителей людских судеб. И одновременно – стойкая ненависть к тому, от кого так сильно зависишь.

Именно эти качества, присущие значительной части общества 90-х годов, и не позволили ему понять и принять идеи, предложенные новыми реформаторами.

Подобное отношение к нации, составляющей костяк и основную силу громадного государства, привело к тому, что сами русские не научились ощущать себя единым целым и, что не менее важно, уважать себя как нацию, а каждого её представителя – как человека.

Разбросанные по огромной территории русские как нация оказались разъединёнными просторами России физически. Вполне возможно, был прав Г. Гейне, когда утверждал, что мы, «русские, уже благодаря размерам своей страны, – космополиты или, по крайней мере, на одну шестую космополиты...», учитывая, какую часть всего населённого мира занимает Россия, являющаяся ко всему прочему и связующим звеном между такими разными мирами, как Восток и Запад. Этот вынужденный космополитизм, помогающий прагматичным нациям успешно интегрироваться в любые мировые схемы, в нашем случае ведёт только к ослаблению национальных традиций и потере культурной самобытности народа.

Уверенные в своей силе (а кроется эта уверенность в памяти о былых национальных победах), русские не испытывают потребности или необходимости быть дружными или хотя бы сплочёнными, как того требуют интересы самосохранения нации.

Сегодня, как никогда, русских не объединяют общие, архиважные для нации цели, задачи, идеи. Не потому ли Россия ныне топчется на месте, подобно ослепшему в своей пещере циклопу.

За последние столетия потерян и такой объединяющий нацию фактор, как религия. Никто не может сказать, сколько времени понадобится на то, чтобы объединить под православным знаменем тех сегодняшних язычников, кому небезразлична дальнейшая судьба великороссов?

Уже в течение длительного времени не обозначает своего участия в обсуждении давно назревшего русского вопроса государство российское. Вероятно, оно считает бестактным в столь многонациональном сообществе позаботиться о государствообразующей нации. Но в таком случае оно опрометчиво забывает простую истину: когда заболевает позвоночник, рассыпается в прах и весь организм.

Заканчивая этот безусловно неполный перечень обстоятельств и лиц, прямо или косвенно причастных ко всем несчастиям многострадальной России, упомяну о тех из нас, чью вину не сможет доказать ни один суд истории, поскольку за это, к сожалению, не судят.

Все беды страны отнюдь не в повальном пьянстве и лени русского мужика, не в дураках и дорогах, а в отсутствии обычной любви к Отечеству у многих её граждан. С юных лет не наученные этому великому чувству семьёй, близкими или обществом, они не могут проявить (ибо нечего проявлять-то) его и к Родине. Под чувством любви у них понимается стремление дать совет, научить уму-разуму. Но Россия не нуждается в наших нравоучениях и подсказках, ей нужно, чтобы каждый из нас был с ней рядом в годину тяжёлых испытаний и мог пожертвовать ради неё самым дорогим, что у него есть.

Что делать?

Сегодня, когда каждая нация, не отвергая принципов глобализации (а может, в противовес им), бережно сохраняет своё прошлое и защищает своё будущее, не грех и нам, русским, заняться тем же.

Правда, глядя на окружающую нас разруху в экономике, вялость властей и моральную усталость народа (у нас, в провинции, поверьте, всё это просто «режет» глаза), очень трудно поверить, что и недавно народившееся государство, и самый многочисленный из населяющих его народов могут достичь достойного будущего. Но и иным оно быть не может у великой нации, которая заслужила его кровью, потом и слезами всех своих поколений, их ратными и трудовыми подвигами. Величие нации – не в численности её населения и не в размерах занимаемой им территории. Оно – в способности народа противостоять историческим обстоятельствам, превратностям судьбы, врагам. В этом отношении русским нет равных. Изучая историю Отечества, удивляешься, каким же образом оно смогло выдержать столь ужасные по силе удары, не рассыпалось и продолжает существовать уже вторую тысячу лет.

Поневоле начинаешь думать, что Россия как пример самоотверженности, мужества, трудолюбия её народа сохраняется кем-то свыше, являясь образцом для подражания и для всех живущих на земле ныне. Не это ли имел в виду наш философ Владимир Соловьёв, утверждая, что «идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности».

Я не буду рассуждать о том, что обязано делать государство в лице его многочисленных структур, правительства и президента, чтобы поддержать нацию, поставленную ныне в унизительное положение. Уверен, оно и без нашей подсказки прекрасно знает свои обязанности, обладая к тому же неизмеримо большей (в том числе и негативной) информацией по этой теме, чем мы. Не буду я распространяться и о загадочных глубинах русской души, о превратностях и особенностях русской истории, – об этом всё, или почти всё, сказали классики национальной литературы и корифеи науки.

У нашего конкурса, если я правильно понял его цель, чисто практическое и прикладное значение: выяснить, что именно каждый из нас, русских, может сделать для того, чтобы продлить жизнь нации. В равной степени этот вопрос должен относиться как жителям столиц, так и тем, кто мечтает навсегда уехать из своих забытых властью провинциальных городков и посёлков.

Так что же значит быть русским сегодня? Если на улице какого-нибудь заштатного городка задать этот вопрос первым встреченным молодым людям, подозреваю, что ясного и полного ответа на него мы не получим. Скорее всего, большинство опрашиваемых ограничится пожеланиями изучения истории страны и обычаев народа, его традиций, – вот, пожалуй, и весь «национальный набор». А люди старшего поколения эмоционально опишут все «ужасы» современной жизни и будут утверждать, что «...раньше было лучше». Оставляя без комментариев высказывания старших, замечу, что не имею особых претензий и к молодёжи.

Мало родиться русским, им ещё надо стать. А как это сделать, если далеко не в каждой семье ребёнок сыт и счастлив, если родители не рассказывают ему русских народных сказок и не поют на ночь русских колыбельных, поскольку сами когда-то засыпали под мелодии зарубежных рок-музыкантов. Да и позже часто ли окружающая жизнь будет напоминать человеку о принадлежности его к русской нации?

С чего начинается Родина? Ещё один извечный русский вопрос. Для тех, кого действительно задевает за живое тема этого сочинения, она должна начинаться с восстановления памяти о предыдущих поколениях своих родных и близких, связей с их потомками. Иваны, не помнящие родства, обречены на вымирание. А вместе с ними и некогда великая держава.

Даже в самых отдалённых уголках нашей Родины не перевелись ещё инициативные люди, которые часто по собственному почину и на свои «кровные» занимаются изучением, сохранением и популяризацией местной или краевой истории, культурных традиций и обычаев. Поддержать их усилия, помочь познакомить молодёжь с родной нацией через изучение истории и обычаев своей малой родины, – первейшая наша обязанность.

Поскольку государство не очень охотно идёт на обсуждение проблем русской нации, этот вопрос должен инициироваться «снизу». Спасение утопающих – дело рук самих утопающих. На мой взгляд, давно назрела необходимость создания на местах на общественных началах русских национальных центров, в сферу интересов которых должны входить, в частности, изучение русской (в том числе краевой) истории, родного языка, культурного наследия (песен, танцев, обрядов той или иной местности) и активная популяризация этих знаний среди населения. Деятельность таких центров должна способствовать также разрушению барьеров (в том числе социальных), которые складываются сегодня между людьми и разъединяют общество на касты и группки одиноких невостребованных индивидуалистов. Работа таких центров должна координироваться, положительный опыт – обобщаться, анализироваться и распространяться по всей России. Используя помощь русских учёных (историков, искусствоведов и т.п.), крайне важно обратиться к позитивному опыту прошлого, возродить прежние начинания, направленные на улучшение жизни народа.

Вполне по силам таким центрам организовать русскую общественность на защиту памятников русской истории и культуры, восстановление православных храмов, создание фондов помощи пострадавшим во время природных и рукотворных катастроф, а также проведение опросов среди населения по наиболее важным для российского общества темам. В этом «хождении в народ», на мой взгляд, нет ничего зазорного, ведь не стесняются же ходить по квартирам, вылавливая заблудшие души, представители сект и всевозможных религиозных направлений.

На средства новых Третьяковых и Морозовых необходимо наладить выпуск народной общеобразовательной литературы по нашей истории или культуре, приуроченный к какой-либо знаменательной дате, и распространять её среди населения, чтобы люди почувствовали и свою причастность к героическому прошлому Отечества. Подобная деятельность, проводимая центрами по всей стране, будет создавать главную силу демократического общества – общественное мнение, не считаться с которым не рискнёт даже наше государство.

Для тех, кто искренен в своём стремлении «...быть русским...» не только сегодня, но и завтра, особую важность приобретает проблема воспитания у подрастающих поколений национального характера, потому что в данный момент нигде: ни дома, ни в школе, ни на государственном уровне ей не уделяется должного внимания. Вероятно, и потому, что нет методики такого воспитания. Значит, нужно её разработать, вернув нации такие ранее присущие ей черты характера, как доброта и сострадание, отзывчивость и самопожертвование, открытость миру и героизм, верность слову и трудолюбие, умение учиться и учить других.

Вероятно, многие авторы сочинений на заданную тему наберут не один том цитат и примеров из лучших образцов богатейшей русской литературы, чтобы с самой лучшей стороны охарактеризовать русского человека, показать, каким он должен быть сегодня.

Я пошёл другим путём, сделав упор, в основном, на активизацию общественно-полезной деятельности наиболее энергичных и сознательных представителей русского народа. Не мне судить, насколько разумны и выполнимы мои предложения, перечень которых этим не исчерпывается. Но одно для меня совершенно ясно: под лежачий камень вода не течёт. И не следует ждать момента, когда судьбой угасающей нации будет вынуждена заниматься ООН.

Эпилог

На протяжении тысячи лет на территории России бок о бок мирно уживались самые разные по культуре, традициям, языку и религии народы. Это добровольное и осмысленное объединение в одно государственное образование произошло во многом благодаря необычайно высокой степени толерантности русского народа.

Столь значительное внимание, оказанное мною в сочинении только одной нации из всех, проживающих в России, обусловлено лишь тематикой конкурса. Мы, русские, никогда не узурпировали своего права на особое отношение к многонациональной России. Право любить её, служить ей принадлежит всем, для кого слова «честь и достоинство России» – не пустой звук. Во благо великой страны жили немка Екатерина II и грузин П. Багратион, датчанин В. Беринг и шотландец Я. Брюс, итальянец Б. Растрелли и многие-многие другие из тех, кто, не считая Россию своей исторической родиной, отдавали ей свои честь, шпагу, талант.

В дружной семье народов, объединившихся под трёхцветным российским флагом, русской нации по праву должно принадлежать своё достойное место. А наша основная задача заключается в том, чтобы сохранить его для своих потомков.

0
Лев

Контакты

Яндекс.Метрика