21
Чт, нояб

2004

О том, что германский национал-социализм был до мозга костей нехристианским явлением, написаны тома разномастной литературы. Несмотря на то, что Гитлер был вынужден по политическим соображениям терпеть католиков и лютеран, которые составляли большинство немецкого населения, его отношение к традиционному христианству было глубоко отрицательным. Попыткой сбросить с шеи немецкого народа иудео-христианское духовное иго было создание и развитие движения «немецких христиан», которые отказались от еврейского Ветхого Завета, сионистских посланий апостола Павла и подобно Чемберлену считали Христа арийцем. Сам же Гитлер вообще считал более подходящей для нацизма религией ислам, а половина высшего руководства СС и вовсе была буддистами.

Тем не менее, духовной основой немецкого национал-социализма стал древнегерманский языческий миф. Только в возврате к утраченным корням и древней духовной традиции нация смогла на короткое время обрести почву, необходимую для Восстания против Современного мира порчи, смешения и деградации. Германцам вообще сквозь всю их историю ценою собственных интересов приходится бросать вызов зверю Кесаря – они это делали, будучи язычниками, воюя против Рима, они это делали, будучи протестантами, воюя против Рима же, и они это делали, будучи национал-социалистами, теперь уже против Рима, Вавилона и Израиля вместе взятых.

Почему же ничего подобного немецкому национал-социализму не родилось на русской почве? Если брать православную русскую традицию, то тут все понятно, национал-социализм по сути несовместим с ней. Православный радикализм теоретически способен выработать свою версию фашистского фундаментализма, как это сделали румынские гвардисты. Но то румыны, а наши доморощенные наследники славянофилов оказались неспособны ни на что подобное.

Казалось бы, надежды должно было принести с собой возрождение славянского язычества, ведизма, родноверия. Ан нет, ничего кроме жалкой пародии на немецкий оригинал мы не видим. Случайно ли? Почему в отличие от германского язычества, пробудившего к жизни потаенные архетипы, к которым апеллировал нацизм, славянское язычество превращается в фольклорный балаган? Полагаем, что это не вина наших родноверов, и дело не в том, что они что-то не так делают. Просто архетипы у германского нацистского языческого мифа и славянского ведического родноверия разные. И архетип славянского ведизма просто органически не способен стать мировоззренческой основой для подлинного национал-социализма.

Итак, что такое немецкий нацизм и немецкий языческий миф? Это ни что иное, как Восстание. Именно поэтому немецкий нацизм был изначально окрашен в драматические тона, словно воспроизводя величественные в своем трагизме мотивы вагнеровских опер. В области большой политики это восстание против ублюдочной Современности, в духовной же сфере – это ни что иное, как восстание против Рока. Но что такое Рок? Это неизбежное, объективное господство того, что есть, некой закономерности. Второе начало термодинамики, закон всемирного тяготения, энтропия, неизбежность упадка, старения, повсеместное торжество несправедливости, а главное – это отчужденность всех этих объективных законов от субъективных желаний и чаяний личности. То, чего хочет личность – вечной весны, роскоши изобилия, неиссякаемого счастья, левитации вместо гравитации, роста вместо увядания, личного бессмертия, наконец, – все это невозможно, с точки зрения объективных законов природы и Рока. Об этом писал Достоевский:

"Невозможность, значит каменная стена! Какая каменная стена? Ну, разумеется, законы природы, выводы естественных наук, математика. Уж как докажут тебе, например, что от обезьяны произошел, так уж и нечего морщиться, принимай как есть... "Помилуйте, закричат вам, восставать нельзя: это дважды два четыре! Природа вас не спрашивается; ей нет дела до ваших желаний и до того, нравятся ли вам ее законы или не нравятся. Стена, значит, и есть стена и т. д., и т. д. Господи Боже, да какое мне дело до законов природы и арифметики, когда мне почему-нибудь эти законы и дважды два четыре не нравятся?"

Против этого Рока восстают античные и скандинавские герои. А ведь, по сути, это Восстание есть удар по самому фундаменту ведического мировоззрения. Ибо его основой как раз и является непреложность объективно существующих законов, обязательных не только для людей, но и самих богов. Это Норны и Парки, непреклонно ткущие паутину того, что есть, это богиня Судьбы Макош, о которой в реконструированных Русских Ведах говорится: «Она нити прядет, в клубок сматывает, не простые то нити – волшебные. Из тех нитей сплетается наша жизнь – от завязки-рожденья и до конца, до последней развязки и смерти. А богини Недоля и Долюшка на тех нитях не глядя завязывают узелочки – на счастье, на горе ли – только Макоши это ведомо. Даже боги пред ней преклоняются, как и все они подчиняются тем неведомым нитям Макоши».

Классический ведизм, будь он индо-арийский или славянский, воспринимает эту картину как должное. Ведизм собственно и расшифровывается как «ведение», т.е. знание объективных законов мироздания, в гармонии с которыми должен жить человек. Но часть богов восстает против этой тирании объективности. Это мужские, воинские боги, такие как Индра, Один, Вотан и другие. Пока они остаются в рамках ведической картины мироздания они, величественные и отважные субъекты, обречены на то, чтобы быть орудием в руках объективных, женственных прялок. Несогласие же с таким положением означает не больше и не меньше, как Восстание против устройства самого мироздания, против всемогущего, но отчужденного от субъективной природы личности (неважно, людей или богов) Рока.

Ту основу мироздания, которая в индийской ведической традиции называется Брахмой, а в славянской Родом, идеолог мистического гитлеризма Мигель Серрано прямо называл Демиургом – источником зла и отчуждения, против которого восстает сакральный Герой. Архетипом этого Героя является нордический бог Вотан, бросающий вызов Року и приносящий себя в жертву тем, кто не согласен принять тиранию непреложной действительности.

Во всей этой картине есть один очень важный аспект. Что индийская, что славянская ведические традиции, по своему эмоциональному содержанию насквозь женственные. Гармония, единство и отождествление с мирозданием, которому нас учат индусские брахманы – это женские архетипические ценности. Христианство, которое учит нас, что «Бог есть любовь» относится к тому же гендерному ряду. Но ведь и Русские Веды прямо говорят: «Род родил Любовь – Ладу-матушку. Род разрушил темницу силою Любви, и тогда Любовью мир наполнился. Родом рождены были для Любви небеса и вся поднебесная». Все эти женские ценности призваны усыпить волю Героя к сопротивлению, убаюкать его мужскую, воинственную и бунтарскую сущность и заставить его принять существующие правила игры.

Понятно, почему подобное мировоззрение не способно породить аналог немецкого национал-социализма. Это также ясно, как и то, что не индуизм, а буддизм оказал влияние на оккультные доктрины нацизма. Ибо индуизм – это религия гармонии и отождествления, религия жрецов, брахманов, которые выступают как проводники Космоса на земле. Буддизм же начинался как восстание воинов, кшатриев против господства жрецов, брахманов и неудивительно, что при наличии сохранившейся в неприкосновенности ведической цивилизации Индии, германцы посылали свои экспедиции не в нее, а в маргинальный Тибет, а эсэсовцы окормлялись в военно-буддийских орденах.

Сейчас у нас с подачи евразийца Дугина стала модной доктрина т.н. «интегрального традиционализма», главным идеологом которой стал в середине ХХ века Рене Генон. «Традионалисты» справедливо выступают против Современного мира, но альтернативу они ему видят именно в ведической религии, которая, на их взгляд, есть самая древняя и подлинная форма сакральной традиции. В принципе, индийский ведизм здесь можно легко заменить на славянский и смысл никак не изменится. В итоге, многие национал-социалисты, являющиеся непримиримыми врагами современности, прониклись симпатиями к ведизму.

Но на самом деле, ведизм не является альтернативой Современности. Ведь сами брахманы учат тому, что космос и все мироздание живет и развивается циклично. Если взять человечество, то оно живет большими, прерывистыми отрезками – манвантарами, продолжительностью примерно по 60 тысяч лет. Каждая манвантара внутри себя делится на юги, века: золотой, серебряный, бронзовый и железный, причем, человечество неуклонно движется от золотого века к железному, от совершенства к деградации и упадку и это – космический закон. Вернуться из железного века в золотой нельзя никак, это все равно, что из старости вернутся в молодость, можно только умереть и родиться заново, то есть открыть новую манвантару, в которой будет жить уже новое человечество – носители иного генома, чем наш.

Отсюда получается, что современный упадок – это всего лишь закономерное развитие, разворачивание космической панорамы. Но ведь ведисты как раз и исходят из того, что сущее это должное! Как же они могут восставать против него? Или они считают, что в мироздании может произойти некий сбой? Или думают, что речь идет о случайном отклонении от программы? Но ни то, ни другое невозможно в рамках ведического мировоззрения, основой которого является отождествления действительного и должного. «Должного вопреки действительному» в ведизме и славянском родноверии – религии Недоли и Долюшки не может быть по определению.

Но именно «должное вопреки действительному» и является внутренним императивом Воинской Традиции Героев, политическим проявлением которой и стал Национал-Социализм. Именно поэтому не только Мигель Серрано, но и великая Савитри Деви, жрица гитлеристского культа, считали Фюрера инкарнацией воинских языческих богов. Отсюда и казусы со стороны наших «православных язычников», которые обвиняют нацизм в том, что он взял на вооружение не ту свастику – не правостороннюю, как у ведистов, а левостороннюю. Мол, не понимали ребята. Все прекрасно понимали и именно поэтому и взяли левостороннюю свастику, вращающуюся против часовой стрелки, против законов мироздания, против траектории Рока, а не правостороннюю, вращающуюся по законам бесполого Рода («Он – отец богов, он и мать богов, он – рожден собой и родится вновь») и женских богов Любви-Ладушки, Недоли и Долюшки.

Только такая свастика и могла быть символом Победы, не «торжества», ибо торжествует то, что есть, а «победы», ибо побеждает то, что должно быть вопреки тому, что есть. Это поворот рек Иордана вспять, который осуществил реальный, арийский Христос, а не слащавый «иисусик» попов и гуманистов. Эта же идея выражена в арийско-иранском зороастрийском ожидании Спасителя – Саошьянта, которая позже нашла свое выражение в исламском мессианском ожидании Имама Махди, который именно перед Страшным Судом, на самом пике вырождения и разложения мироздания вопреки его законам должен наполнить мир светом и истиной. Неслучайно, что подобное ожидание, равно мистическое и политическое, возникло в религии воинов и мужей, первые последователи которой 14 веков назад отказались от доисламских семитских женских богинь во главе с Дахром (Роком, Судьбой) и предпочли этому пантеону культ мужского, воинственного и потому единственного Бога.

Гитлер интуитивно шел к чему-то подобному. Именно здесь корни его подсознательных симпатий не к жреческим, брахманическим, но воинским, кшатрийским религиям и традициям. Ибо, как и они, он шел против течения, он мыслил себя как призванного наполнить мир светом не в начале пути, но в конце, в самой финальной стадии деградации арийского духа, когда это уже по идее и невозможно! Но он проиграл, проиграл потому что, идя против течения и бросая вызов Року, он в то же время находился в плену очарования силами природы (каковая и есть проявление Рока) и испытывал наивные иллюзии вроде веры в тот же биологический материализм.

Мы должны сделать из этого правильные выводы.

Иван Павлов

Пишите нам: 111123, Москва, а/я 59, Ян Илине Ивановне. На эл. почту: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

Обсуждайте нас на форуме: http://freeforums.ru/user/krizis/.

0
Лев

Контакты

Яндекс.Метрика