21
Вс, июль

2005

Постановка проблемы. В периоды тяжёлых испытаний в жизни народов и государств, в частности, во время войн с внешними врагами-агрессорами, монолитность социума и его единодушие в стремлении к защите Родины определяет итоги войны и вместе с ними дальнейшие судьбы народов и государств. При этом чувство любви к Родине для социума является первостепенным. В многонациональных государствах, каким был СССР, вышеуказанное качество для полиэтнического социума служит тем социологическим показателем, на котором ходом истории проверяется реальная сплочённость общества, а, следовательно, жизнеспособность государства. До момента крушения СССР идеологами КПСС декларировалось, что весь “советский народ” – это некий единый, монолитный социум, и что все без исключения народы СССР внесли равный вклад в победу над Германией. Однако стремительный распад Советского Союза и последующее образование на его месте этнократических (кроме России и Белоруссии) независимых государств СНГ и Прибалтики наглядно продемонстрировал, что бытовавшие прежде представления о монолитности, сплочённости и единодушии всех народов СССР были несостоятельны и являлись ложной, фальшивой идеологемой.

В этой связи представляет первостепенный интерес рассмотреть на фактическом материале один до сих пор замалчиваемый в нашей науке вопрос. Какие именно народы СССР, и в какой степени ощущали всю страну как свою Родину, за свободу и независимость которой в период Великой Отечественной Войны следовало драться с агрессором насмерть, а каким народам такое чувство в полной мере не было присуще? А также необходимо дать объяснение различий в поведении разных народов, если этот факт имел место.

К сегодняшнему дню указанная проблема вполне решаема, поскольку историками обнародованы точные фактические данные о численности и национальном составе добровольческих воинских формирований в германской армии из представителей народов СССР [1]. Они были созданы Германией в составе своих вооружённых сил в годы войны и воевали против СССР. Поскольку служившие в них бывшие граждане СССР изменили своей Родине, то они по сей день заслуженно именуются у нас предателями.

Методологической основой нашего исследования могут стать такие данные, сопоставленные с результатами последней предвоенной переписи населения в 1939 г. [2], что даст процент участия различных народов СССР в войне против собственной страны и позволит сделать сравнительные оценки. Такие оценки вполне правомерно транслировать на современную ситуацию для прогноза судеб России как полиэтнического государства в моменты тяжёлых испытаний российского полиэтнизма на прочность в будущем, поэтому актуальность проблемы очевидна. В свою очередь, это позволило бы ответить на исключительно важный вопрос: действительно ли полиэтническое государство основано на естественной исторической тяге разных народов друг к другу, которые объединены, так сказать, “общей исторической судьбой”? Или же такое сообщество сегодня – это всего лишь реализация со стороны отдельных народов сиюминутных эгоистических выгод и не более того? То есть, народы Россия – временное, конъюнктурное сообщество, которое не способно выдержать вместе и до конца превратности исторической судьбы, а напротив, также рассыплется в момент испытаний?

Результаты сопоставления. В работе [1] на основании германских документов приводятся полученные расчётным путём следующие цифры относительно представителей народов СССР, добровольно надевших униформу германских вооружённых сил в годы войны. Среди них русские составляли свыше 300 тысяч, украинцы –250 тысяч, белорусы – 70 тысяч, казаки – 70 тысяч, латыши – 150 тысяч, эстонцы – 90 тысяч, литовцы – 50 тысяч, казахи, узбеки, туркмены и другие представители Средней Азии – около 70 тысяч, азербайджанцы – до 40 тысяч, северокавказцы – до 30 тысяч, грузины – 25 тысяч, армяне 20 тысяч, волжские татары – 12,5 тысяч, крымские татары – 10 тысяч, калмыки [3] – 7 тысяч. При сопоставлении с данными переписи 1939 г. из этого списка следует исключить народы, проживавшие на территории СССР не в полном составе или имевшие за пределами границ СССР свои государства, так как они не были охвачены переписью (украинцы, белорусы, латыши, эстонцы, литовцы). Оставшиеся народы включены в сопоставительную таблицу, в которой мы объединили в единые группы русских и казаков, а также волжских и крымских татар, служивших в добровольческих воинских формированиях Германии.

Таблица

Национальность

Численность в границах СССР
[1]
% от общей численности населения СССР [1]

Численность представителей
данного народа в добровольческих формированиях германских
вооружённых сил в 1941-1945 гг. [1,2]

% предателей из числа
данного народа от общей численности этого народа на территории СССР

Русские9959152058,393700000,37
Народы Средней Азии110580446,49700000,63
Татары43134882,53225000,52
Азербайджанцы22756781,33400001,76
Грузины22496361,32250001,11
Армяне21528601,26200000,93
Народы
Северного Кавказа
20439711,19300001,47
Калмыки

134402

0,08

7000

5,21

Итак, в этом списке с большим отрывом лидируют калмыки (5,21% предателей от общей численности народа). Второе место занимают азербайджанцы (1,76% предателей). На третьем месте находятся северокавказцы – 1,47% предателей от суммарной численности народов Северного Кавказа [2], учтённых в результатах переписи 1939 г. (чеченцы, ингуши, народы Дагестана, осетины, кабардинцы, абхазы, ногайцы, адыгейцы и черкесы, карачаевцы). Четвёртое место в пятёрке лидеров занимают грузины (1,11% предателей) и пятое – армяне (0,93% предателей). Среднеазиатские народы (в сумме: узбеки, казахи, таджики, киргизы, туркмены, каракалпаки) и татары (в сумме: волжские и крымские) идут в этом списке с отрывом от пятёрки лидеров. Последнее место в списке занимают русские, среди которых процент предателей оказался наименьшим по стране – 0,37% от общей численности русского народа.

Обсуждение результатов и выводы. Социологам известна тенденция, характерная для социокультур малых народов (национальных меньшинств). Она заключается в предельном сужении в их сознании понятия Родины. В качестве Родины ими осознаётся не вся территория многонациональной страны, а только местность их компактного проживания (например, аул, район, национально-территориальный субъект федерации для титульного этноса). То есть, Родина для них – это их этническая территория, но не государство в целом, к которому преобладающее большинство в таких этносах зачастую относится весьма отстранённо и потребительски, а иные этносы даже враждебно, не считая нужным идти на жертвы ради его защиты. В отличие от национальных меньшинств государствообразующий этнос в многонациональном государстве, напротив, считает своей Родиной именно всю территорию страны, которую он стремится защищать от внешних врагов, жертвуя собой. Именно этот этнопсихологический показатель отличал в СССР, а сегодня в России, русский народ от малых нерусских народов.

На основании этой предпосылки будет небезынтересной попытка установить по данным таблицы корреляционную связь между удельным весом (в %) разных народов (или этнических сообществ) в СССР и удельным весом предателей в годы войны в составе тех или иных народов. График полученной корреляции приводится ниже (в газете не воспроизводится по техническим причинам, дано лишь его описание. – Ред.).

Как видно из графика, между удельным весом (в %) этносов (или этнических сообществ) в составе населения СССР (ось абсцисс x) и удельным весом (также в %) предателей в них (ось ординат y) действительно наблюдается корреляционная связь. Корреляция выражена уравнениями регрессии. Уравнения для удобства выполнения по ним расчётов даны нами в двух вариантах.

Первый, более общий вариант (8 пар данных) включает все значения, приведённые в таблице. Он выражен формулой: y(x) = 0,36/x + 0,77 (среднеквадратическое отклонение S=0,36).

Второй вариант, более точный (среднеквадратическое отклонение S=0,29), охватывает только малые народы (7 пар данных) и характеризуется выражением: y(x) = 1,36× x-0,53. На графике приведен второй вариант.

Как видно из графика, кривая регрессии (штриховая линия) количественно описывает закономерную связь удельного веса предателей в составе этносов с удельным весом этноса в составе населения СССР. Она отражает явную социологическую закономерность на основе фактических данных таблицы.

Таким образом, вышеуказанные социологические наблюдения не только подтверждаются нашими материалами в самом крайнем их выражении (в условиях войны), но даже вполне поддаются математическому описанию.

Разумеется, это только самая общая схема поведения национальных меньшинств в условиях войны. Она нуждается как в дальнейшей детализации и уточнениях, так и в объективной интерпретации на основе этнических стереотипов того, или иного этноса, его исторического пути и т.д., и т.п. Более того, внутри указанных в таблице этнических сообществ поведение разных этносов в годы войны также существенно различалось. В частности, как известно, общий процент предателей среди чеченцев и ингушей, согласно данным архивов НКВД, намного превосходил таковых среди других народов Северного Кавказа. Внутри отдельных этносов также существовали различия в групповых типах поведения. Например, трое чеченцев и ингушей в годы войны были удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Все эти непростые вопросы требуют отдельного изучения. Настоящая статья – лишь первая в отечественной социологии попытка их научного осмысления, актуальность которого для сегодняшней России более, чем очевидна.

Литература:

1. Кирсанов Н.А., Дробязко С.И. Великая Отечественная Война 1941-1945 гг.: национальные и добровольческие формирования по разные стороны фронта // Отечественная история, №6, 2001, с.60-75.

2. Всесоюзная перепись населения. Основные итоги. М.: Наука, 1992, 256 с.

3. Гареев М.А. О мифах старых и новых // Военно-исторический журнал, 1991, №4, с.49.

Бойков А.М. (ИПГ ДНЦ РАН, д.г.-м.н., в.н.с.),
руководитель Дагестанского РО НДПР

0
Лев

Контакты

Яндекс.Метрика