19
Сб, окт

2006

Мир стремительно меняется. И в этом мире роль конкретной личности, с одной стороны, может возрасти до гипертрофированных размеров, с другой – она может стать бесконечно мала. Чтобы позиционировать себя в обществе, нужно ответить на множество вопросов, но основными, по моему мнению, являются два.

Первый вопрос – кто герои нового времени? Где новые Павки Корчагины, Алексеи Маресьевы, герои 60-х – физики и лирики? Кому должно стремиться подражать подрастающее поколение? «Новым русским» или «отъехавшим» навсегда?

Второй вопрос – а кто я в новом обществе? Отношусь ли я к прослойке интеллигенции («людей умственного труда, обладающих образованием и специальными знаниями в различных областях науки, техники и культуры; общественный слой людей, занимающихся таким трудом»)? В народе в Советское время представителей этой прослойки называли ИТРовцы, знатоки, мудрецы, интелы, трудинты, профи, технократы, профессиональные знатоки, умельцы, мастера, и т. д. В конце 1990-х годов академик Н.Я. Петраков стремясь придать новый статус интеллигенции, определяет её как «человека – творца», мощного генератора новой информации, который определяет динамизм любой общественной системы.

Отношение к интеллигенции в царской России было не очень благосклонным. Какими только определениями не пользовались – бердяевское «интеллигентщина», ленинское «гнилая интеллигенция», солженицынское «образованщина», струвинское «отщепенство». После революции 1905 года за русской интеллигенцией закрепилась слава провокатора русского бунта. Хлесткую классификацию русской интеллигенции дал В. О. Ключевский: а) люди с лоскутным миросозерцанием, сшитым из обрезков газетных и сценарных; б) сектанты с затверженными заповедями, но без образа мыслей и даже без способностей к мышлению … в) щепки, плывущие по течению, оппортунисты либеральные или консервативные, и без верований, и без мыслей, с одними словами и аппетитами. А если к этому добавить те эпитеты, которыми наградил народ интеллигентов, попавших на высшие государственные посты, таких как Е. Т. Гайдар, А. Б. Чубайс и других, то видим, что слово «интеллигент» стало широко распространенным ругательным выражением.

Но свято место пусто не бывает. Новые времена рождают новых героев, нового гегемона общества. Кто же он?

В 1962 году Ф. Махлуп ввел в научный оборот не вполне корректный, но показательный термин “работник интеллектуального труда (knowledge-worker)”, однако с тех пор понятийный аппарат социологической теории многократно уточнялся и совершенствовался. По мнению В. Л. Иноземцева, существуют три варианта классификации отдельных категорий работников внутри этой социальной группы. Первый из них, наиболее традиционный, состоит в различении активных и пассивных интеллектуальных работников (knowledge-producing workers и knowledge-using workers). Согласно второму, она подразделяется на собственно творческих личностей (knowledge-workers), технический персонал (data workers) и лиц, осуществляющих первичную переработку полученной информации (information workers). Третий вариант основывается на более глобальном противопоставлении интеллектуальных работников (knowledge-workers) работникам потребительского сектора и сферы массового производства в целом (consumption-workers).

Характерно, что новый класс интеллектуальных работников не только занимает особое место в структуре общественного производства, но и обнаруживает признаки исключительно быстрой количественной экспансии: по некоторым оценкам, доля knowledge-workers достигает 70 процентов совокупной рабочей силы США. Сегодня представители этой категории обеспечивают фактически весь нетто-прирост занятости в постиндустриальных странах.

Причиной появления нового класса явилась возможность превращать знания в прибавочную стоимость. В современной экономике знание стало золотым стандартом. Чтобы добиться процветания в новом тысячелетии, необходимо понять значения этого изменения. Время для конкретных действий ограничено. Рост производительности труда на основе знаний – вот что является базой для самых быстрых темпов роста экономики по всему миру. Фундаментальные основы экономики знания – человеческая изобретательность и умение, стремление к новшеству через научные исследования. Анализ этих тенденций показал, что будущее России зависит от способности всех секторов экономики при помощи государства генерировать знания и, следовательно, богатство. Реалии сегодняшнего дня демонстрируют, что новая экономика, основанная на знаниях, новых информационных технологиях, вносит значительный вклад в ВВП. Например, в странах «Организации экономического сотрудничества и развития» более 50% ВВП основаны на экономике знания.

Различные аспекты экономики знаний представляют аксиому: «Знание – ключевой компонент нематериальных активов, известных как интеллектуальный капитал, который дает компании жизнеспособное преимущество над конкурентами». За последние двести лет экономическая теория признавала только два средства производства: труд и капитал. Знание, производительность, образование, и интеллектуальный капитал оценивались как внесистемные факторы. В новой теории, предложенной стенфордскими экономистами Паулем Ромером (Paul Romer) и другими, знание стало третьим средством производства.

Основные особенности этой теории: 1) Знание – базисная форма капитала. Экономический рост управляется накоплением знания. 2) Новые технологические достижения создают технические платформы для дальнейших новшеств, являющиеся ключом к экономическому росту. 3) Инвестиции способствуют увеличению ценности новых технологий и наоборот. Т. е. появившийся цикл позволяет увеличивать темп роста страны постоянно, что не соответствует основам традиционной экономики. 4) Чтобы инвестировать в технологии, страна должна иметь достаточный человеческий капитал – формальное образование (школа, техникум, институт и т.д.) и обучение на рабочем месте в процессе работы, воплощенное в рабочей силе.

Термин “работник интеллектуального труда (knowledge-worker)” в современных условиях России не отражает происходящие изменения. Для переводчиков известного труда Била Гейтса «Бизнес быстрее мысли» (2000 г.) выражение «knowledge worker» именно стало одной из самых сложных проблем. По их мнению: «Поиск в Интернете и опрос специалистов показал, что в английском языке это понятие трактуется неоднозначно…. Выбирая между точностью и краткостью, мы решили остановиться на «работниках интеллектуального труда» («интеллектуальных работниках»).

Более корректно созидателей экономики знаний по аналогии с джентльменами называть Нолиджменами. Если джентльмен в Англии – “вполне порядочный человек”, т. е. человек (первоначально относящийся к привилегированным слоям общества), строго следующий светским правилам поведения, корректный, воспитанный, благородный человек, то Нолиджмен в России (англ. knowledge (знание) + man (обладатель определенных качеств) – человек с большой буквы, о котором большая часть общества имеет положительное мнение, производящий часть ВВП страны и прибыль для себя с помощью своих знаний и генерирующий новые знания для общества. Думаю, трудно будет оспорить утверждение, что только Нолиджмены смогут сделать Россию ведущим и процветающим государством мира. Например, только разработка совместно с российским бизнесом и при поддержке государства, схем финансовой инженерии сможет защитить экономику от нападок других государств и транснациональных компаний, что даст значительный эффект.

Первая характеристика Нолиджмена – человек, о котором большая часть общества имеет положительное мнение – играет определяющую роль. Несомненно, лауреат нобелевской премии, академик РАН Ж.И. Алферов, «человек, труды которого изменили мир», – Нолиджмен. Единственно, что огорчает в этой ситуации, это то, что максимальную прибыль от его открытий получала не Россия, а другие страны. Но это связано с отсутствием опыта превращения знаний в прибавочную стоимость. И это дело наживное. Ну, а образец для подражания академик РАН В. Е. Накоряков – руководитель новосибирского Института перспективных исследований.

Основным событием 2002 г. является в то, что в России появился лидер нового формирующегося класса Нолиджменов, и не только его, член-корреспондент РАН С. Ю. Глазьев. Разработка Программы социально-экономического развития Красноярского края и участие в выборах губернатора показало, что Сергей Глазьев способен создать систему генерации прибыли на основе знаний. Разработанная под его руководством схема финансового реинжиниринга Красноярского края убедительно демонстрирует, что регион является самодостаточным по доходам и имеет все необходимые возможности для быстрого, устойчивого роста при правильной экономической политике, которая требует прекращения нелегального вывоза капитала, создания механизмов для изъятия сверхдоходов от эксплуатации природных ресурсов и направления этих доходов в интересах социально-экономического развития всего общества. Интеллектуальный капитал “русской идеи” Сергея Глазьева, выраженный в реальных механизмах финансирования инвестиций, быстрого роста производства, повышения конкурентоспособности российской промышленности, повышения доходов населения, занятости указывает путь Нолиджменам капитализации своих знаний на благо нашей Родины – России.

Термин «Нолиджмен» несет в себе некоторый шарм и очарование, ассоциируется с джентльменом. В то же время это некоторая дань западникам и сигнал западным странам на возможное сотрудничество после «провала крестового похода» против России. Хотя многие западники не знают, что та часть света, где расположена Россия, в классификации ЦРУ называется Азией, но никак не Европой.

Кто является сторонниками и противниками нового класса Нолиджменов? Сторонников существенно больше. Во-первых, это акционеры приватизированных компаний, так как с помощью экономики знаний существенно повышается прибыль у предприятий традиционной экономики. Рост доходов компаний будет приводить к росту зарплаты для их работников, которые являются, во-вторых, еще одной влиятельной группой сторонников. В-третьих, это социально незащищенные граждане и государевы люди (врачи, учителя, военные, милиционеры, сотрудники спецподразделений и антитеррористических организаций и т.д.), так как существенный рост ВВП, который дает экономика знаний, приведет к росту доходов для этих слоев общества. В-четвертых, это ученые, инженеры, конструкторы, «властители человеческих душ», т.е. все те, кого в советское время называли интеллигенцией и кто может стать Нолиджменами. Ими же и станет, большая часть подрастающего поколения, часть рабочих, современных бизнесменов и т.д. Цель – к 2010 году 50% трудоспособного населения России должны стать Нолиджменами.

Кто противники? Во-первых, это могущественный класс бюрократии, хотя многие его представители органично вольются в ряды Нолиджменов. Противниками они являются потому, что им существенно придется поделиться своей властью. Во-вторых, это страны-конкуренты, сражающиеся за долю «пирога» мировой прибыли, а также транснациональные корпорации. Если со вторыми рано или поздно класс российских Нолиджменов найдет взаимный интерес, то конкуренция с первыми будет ожесточенной. Перечень как сторонников, так и противников можно продолжить.

Как создать экономику знаний, какие необходимо решить проблемы и какие выбрать пути для достижения поставленных целей – это тема отдельной дискуссии всех граждан, заинтересованных стать Нолиджменами и стремящихся добиться процветания своей Родины.

Так и хотелось закончить эту статью избитым призывом « Нолиджмены России, соединяйтесь», но, думаю, более актуальным является пожелание «творите и созидайте», «плодитесь и размножайтесь», так как сегодня Нолиджменов еще очень мало, но будущее за ними.

Виктор Сараев, http//www.km.ru

0
Лев

Контакты

Яндекс.Метрика