18
Ср, сен

2006

Этнизация – это идущий в современной России интенсивный процесс изменения всего ценностно-культурного поля элитарного и массового сознания в направлении, когда мир начинает рассматриваться преимущественно сквозь этническую призму, а социальная действительность – конструироваться по этническим лекалам. В структуре русской идентичности все большее место занимает артикулированная этническая идентичность. <…>

С начала нового тысячелетия в стране не осталось ни одной политической силы, не имплантировавшей в свою идеологию и риторику отдельных националистических положений. От идеи «либеральной империи» Анатолия Чубайса и разрабатывающейся СПС программы «либерального патриотизма» до непременного государственнического и патриотического рефрена левых и центристских партий, включая партию власти – «Единую Россию», а также недавно образованную «Справедливую Россию».

Однако использование отдельных националистических элементов не превращает партию в националистическую, для этого надо, чтобы национализм играл в идеологии и программе конституирующую, системообразующую роль. В этом смысле подавляющее большинство российских партий, безусловно, не националистические и даже не умеренно националистические, поскольку национализм в их идеологии находится в подчиненном положении, играет вспомогательную роль.

Как включение в идеологию отдельных элементов националистического дискурса не делает партию националистической, так функциональное использование национализма под псевдонимом «патриотизм» не означает националистической метаморфозы власти.

Заметное невооруженным глазом нарастание влияния националистического дискурса на политические идеологии и общественно-политические дискуссии в России с начала XXI века вызвано не усилением национализма как политического течения, а капитальной трансформацией русской идентичности, ее поворотом в этническое русло. <…>

Мы утверждаем, что взгляд на русский национализм с позиции его негативистской презумпции ошибочен аналитически и чрезвычайно опасен политически. <…>

Русский национализм и русская этничность не нуждаются в исторической реабилитации – их реабилитирует сама жизнь. <…>

Новый смысл русского национализма

На рубеже XX – XXI веков радикально изменились отечественный и мировой контексты, соответственно радикально изменился исторический смысл русского национализма.

Россия более не существует как империя. Реанимация последней абсолютно невозможна. Имперская идентичность разрушилась еще в Советском Союзе, причем ее разрушение было причиной, а не следствием гибели СССР.

В ходе советской истории произошла также безвозвратная деактуализация русского мессианского мифа – идеи особого предназначения русских и России в эсхатологической перспективе, которая составляла «красную нить» национального бытия на протяжении последних нескольких столетий. В более широком смысле в современной России никакие трансцендентно мотивированные и предполагающие самопожертвование культурные и идеологические системы не обладают массовым мобилизационным потенциалом.

Исчерпанность морально-психологических и социокультурных ресурсов коррелирует с беспрецедентным биологическим упадком русского народа. Главная проблема России – не дефицит экономической, технологической или военной мощи, а биологический и экзистенциальный кризис, к чему стоит добавить угнетающую интеллектуальную деградацию общества и элит. <…>

Тенденция к самостоятельности России и формированию собственного государства превалирует среди русских по крайней мере с середины 1990-х годов. Причем динамика ее поддержки нарастает как вообще, так и особенно среди поколений, социализировавшихся в постсоветскую эпоху. Для последних существование России в ее постсоветских границах безальтернативно.

Мы наблюдаем исторический сдвиг поистине грандиозных масштабов: ценность и идея Империи, русский мессианизм, составлявшие доминанту русского сознания и главный нерв национального бытия на протяжении без малого четырехсот лет, сданы в архив. Русские перестали быть имперским народом – народом для других, закрыта героическая, славная и страшная глава нашего прошлого. И это несравненно более кардинальное изменение, чем политические и экономические пертурбации последних полутора десятков лет.

Ответом на необратимый (ибо необратима эволюция сложных социальных систем) кризис имперской идентичности стало вопреки телеологической логике «посткоммунистического транзита», не формирование нации «россиян» и политической (гражданской) «россиянской» идентичности. Наоборот, развивается прямо противоположный процесс – радикальная и глубокая этнизация русского сознания, о которой шла речь в начале этой статьи.

В его основе лежит импульс биологической природы – инстинкт самосохранения и выживания этнической группы. <…>

Также этнизация сознания и радикализация этничности есть непосредственная реакция на колониалистскую стратегию этнического уничижения русских, проводимую некоторыми влиятельными элитными группами нашего общества, идентифицирующими себя как либеральные. Структурное и содержательное совпадение колониального и либерального дискурсов в России легко прочитывается.

В более широком смысле этнизация – массовый ответ на слабость отечественного государства, культурную и экзистенциальную отчужденность российских элит от общества и собственной страны.

Исторический смысл этнизации – превращение русских в другой народ. В афористичной форме вектор перемен можно определить как превращение русских из народа для других в народ для себя. Отсюда и высокая популярность лозунга «Россия – для русских!», который большинством его разделяющих понимается вовсе не в националистическом духе, а как призыв к защите интересов и традиций русского народа.

Происходящая на наших глазах революция русской идентичности – не случайность и не результат лишь последнего пятнадцатилетия, она подготовлена всем предшествующим историческим развитием и в этом смысле закономерна и даже неизбежна. <…>

Только и именно русский национализм способен стать идеологией строительства нового Российского государства и, как ни парадоксально это прозвучит, идеологией формирования гражданской нации. <…>

Более того, демократическое преобразование общества возможно лишь в националистических формах, что доказывается историей и актуальной практикой подавляющего большинства современных демократических государств. <…>

Этническое ядро современной России составляют русские. Они не только ее исторической стержень, мотор национальной экономики и костяк Вооруженных сил, но и впервые стали ощутимым демографическим большинством, чего не было в заключительных фазах существования Российской империи и Советского Союза. Пора признать и принять очевидное: Россия может быть только государством русского народа или ее вообще не будет как государства. <…>

Действительный выбор, перед которым сейчас стоит властная машина, – это не выбор между национализмом и чем-то иным. Это выбор между русским национализмом, исходящим от имени государства и составляющим основу государственной политики, или восстанием против государства, национально ущемляющего и социально подавляющего русский народ. <…>

Пока что у власти есть выбор: пойти навстречу национализму, чтобы возглавить его, или ждать, пока национализм вкупе с социальным возмущением придет, чтобы сменить власть.

Татьяна Соловей,
Валерий Соловей

0
Лев

Контакты

Яндекс.Метрика